14 C°
Справочник безопасности

Утилизация боеприпасов – что имеем?

201
ИП 212-79 «Аврора ДА»
Производитель:
Аругс-Спект
Страна:
Россия
716

Утилизация – естественный конец жизненного цикла любого изделия. Логика
говорит однозначно – лучше всех знает, как завершить этот цикл тот, кто его
начал. Правильная утилизация – наукоемкий, технологичный и экологически
минимально вредный процесс. Что имеется в этой области в России и за
рубежом?

На этот вопрос, сделав обзор продукции, которая была представлена на
Международной научно-технической конференции по актуальным проблемам
утилизации ракет и боеприпасов в рамках выставки «Интерполитех»,
ответил О.Шульга.

Практически всегда для процесса утилизации боеприпасов необходимы
специальные производства, контрольные процессы и технологии. Нужно
отметить честно – все это абсолютно не характерно ни для задач, ни для
облика и структуры оборонного ведомства. Поэтому заниматься утилизацией
боеприпасов лучше всего, на мой взгляд, именно оборонным предприятиям.

Устройство боеприпасов после расснаряжения

Несмотря ни на какие трудности, профильная наука и техника в нашей
стране живы и развиваются. На данный момент, в госаппарате продолжают
закладывать ежегодно в ГОЗ деньги на разработку утилизационных
технологий, финансирование конференций, реализацию пилотных проектов.

Ну, а предприятия отрасли продолжают выделять деньги, подчеркну, из
весьма скудной прибыли на разработку собственных технологий «на
перспективу». Именно благодаря заботе последних и было наработано то,
что включил Минпромторг в изданный для узкого круга «Каталог
технологического оборудования утилизации боеприпасов…».

Металлолом оставшийся после расснаряжения противотангового снаряда

Представленные в нем более 80 технологий и изделий покрывают весь цикл
утилизации – от расснаряжения до переработки или ликвидации.
Практически всю технику из каталога и еще многое другое можно было
увидеть и «пощупать» на проходившей 19-20 октября прошлого года в
Красноармейске VIII Международной научно-технической конференции по
актуальным проблемам утилизации ракет и боеприпасов.

Блестящие смазкой образцы на выставке делали все, что им положено:
расснаряжали, вымывали, измельчали, чем вызывали профессиональный
интерес и одобрение как наших, так и иностранных специалистов. Одна
беда – существовали почти все эти плоды полета инженерной мысли
практически в одном экземпляре.

Утилизация инженерных боеприпасов

Причина, на мой взгляд, известна: Минобороны России не дает объемы на
утилизацию – нет заказов на оборудование, следовательно, нет денег на
дальнейшие разработки. Буквально через неделю после упомянутой
конференции на территории ВВЦ в рамках юбилейной выставки
«Интерполитех» прошло ее по-настоящему международное продолжение, в
котором впервые участвовали западные компании, а именно — международная
научно-практическая конференция по промышленной утилизации вооружения,
военной и специальной техники и боеприпасов.

Открытие выставки «Интреполитех», в рамках которой одним из
мероприятий была конференция

Конечно, хотелось бы, чтобы иностранное участие в прошедшей конференции
было более обильным: некоторые компании не смогли приехать из-за очень
сжатых сроков на подготовку; многие решили на первый раз не рисковать:
а вдруг собственному «главному заказчику» не понравится; кто-то не
разглядел для себя коммерческих перспектив на российском рынке.

Зато до Москвы добрались лучшие из лучших – именно те, кто является
законодателями мод в европейском утилизационном сообществе. Среди них –
немецкий концерн «Эйзенманн». 13 его отделений успешно работают на
четырех континентах. Сфера интересов покрывает огромный сегмент от
автомобильной промышленности до производства биогаза!

Концерн далеко не новичок на российском рынке и в числе прочего уже
успешно отработал на объекте по ликвидации химоружия в Почепе. Другой
не менее знаменитый гость прошедшей конференции – компания «Дайнасейф»,
объединяющая немецкий и шведский капитал. Основа процветания бизнеса
компании — системы для безопасной перевозки ВВ и изоляции взрыва.

Заинтересованность новыми методами утилизации

К сожалению, в связи с постоянной террористической угрозой в мире
продукция компании весьма востребована: 36 крупнейших аэропортов Европы
и Северной Америки уже оборудованы системами безопасности «Дайнасейф».
Эти системы обеспечивают оперативную изоляцию подозрительного багажа,
его безопасную эвакуацию, при необходимости – подрыв в замкнутом объеме
и даже очистку образовавшихся газов до их попадания в атмосферу – и все
это в режиме безопасного дистанционного управления.

Остается только сожалеть, что ни одна из этих систем не нашла
покупателя в России – уж нам-то они ой как нужны! Тем более, что на
носу и саммит АТЭС, и юношеские игры в Казани, и Олимпиада в Сочи.

Наконец, корпорация «Наммо», образованная в результате слияния компаний
Финляндии, Норвегии и Швеции. Известнейший производитель и, пожалуй,
крупнейший в Европе оператор предприятий промышленной утилизации
боеприпасов, с 18 объектами в 7 странах.

Почетные гости конференции

Чем поделились с нами иностранные гости? Во многом тем, о чем мы уже
знали и многое из чего, безусловно, стоит немедленно перенимать. Я,
прежде всего, говорю о религиозно-бережном отношении к экологии,
возведенной в абсолют заботе о безопасности и комфорте граждан и до
скупости хозяйском подходе. Каждый из гостей выступил с объемистой
презентацией, подробно и всесторонне освещавшей его бизнес.

Как и положено, по завершении каждый с готовностью отвечал на вопросы,
хотя порой они вызывали у гостя недоумение.

  • Да, в Европе практически запрещено утилизировать боеприпасы без
    очистки образующихся выбросов.
  • Да, в Европе запрещено перевозить аварийные боеприпасы вне
    изолирующих специальных систем.
  • Да, объекты утилизации должны вписываться в жесточайшие санитарные
    требования не только по загрязнению, но и по акустическому воздействию.
  • Да, в Европе все образующееся в ходе утилизации тщательно собирается
    и используется повторно.

Утилизация боеприпасов без взрывов и жертв

А что, в России разве не так? Нет, не так… ох, не так. Да, в Европе, и
вообще в мире, существует весьма объемный и активный рынок
«демилитаризованного ВВ», на котором успешно действует не один десяток
фирм. А что, российские компании в этом бизнесе не участвуют? Нет, не
участвуют…

Наибольший интерес у наших специалистов вызывал вопрос о том, как при
всех европейских ограничениях они утилизируют те боеприпасы, которые
нельзя или невыгодно разделывать. Технологий разборки и извлечения у
нас самих достаточно, но всегда тратить деньги, чтобы, скажем, извлечь
тротил – дело весьма неблагодарное.

Снаряды подготовлены к взрыву

Оказывается, в «экологически озабоченной» Европе огромное количество
боеприпасов… тоже взрывают! Но совсем не так, как на наших пресловутых
полигонах. Загнанная в игольное ушко природоохранных требований,
европейская инженерная мысль родила целый ряд ухищрений, перед которыми
просто нельзя не снять шляпу.

И самое главное – это уже отработанные, серийные технологии,
применяемые на многих объектах. Например, компания «Эйзенманн»
представляла свои вращающиеся печи и реакторы-инсинераторы с подвижной
средой. Печь со стальными стенками рассчитана на разовый подрыв до 300
г тротилового эквивалента (ТЭ) с производительностью до 150 кг ВВ в
час.

Печь для недетонирующих топлив, с внутренней отмосткой кирпичом,
произодительностью до 1500 кг/час, корпорация даже поставила по
американскому тендеру в Павлоград на Украину. Другая оригинальная
разработка «Эйзенманн» – реактор-инсинератор с подвижной средой.

Чтобы не было смертельно опасных ЧП

Идея проста – в вибрирующий вертикальный сужающийся короб одновременно
подаются боеприпасы и чугунные ядра, все это медленно опускается вниз,
разогревается и происходит подрыв. Ядра гасят энергию, на выходе ядра
возвращаются в цикл, осколки тщательно собираются.

И печь, и инсинератор обеспечивают очистку исходящих газов и низкий
уровень шума. Близкую по замыслу к инсинератору «горячую камеру»
демонстрировала компания «Дайнасейф». Эта камера после загрузки
боеприпасов поворачивается, создавая замкнутое пространство, в котором
под воздействием нагрева боеприпас детонирует.

Производительность мобильной камеры — до 120 кг/час, опять же при
полной очистке газов и сборе осколков. Сильное впечатление на
российскую публику произвело оригинальное решение компании «Наммо».
Тщательно все рассчитав, не где-нибудь, а в оплоте воинствующего
экологизма – Норвегии, компания создала объект, на котором подрывает по
2,5 т ВВ в день… в бывших каменоломнях на глубине 800-900 метров!

Твердая скальная порода прекрасно держит взрыв, подавляет акустическую
и взрывную волну, выбросы тщательно контролируются и пропускаются через
сложнейшую систему очистки. Эх, а сколько же у нас таких заброшенных
шахт и каменоломен…

Конечно же, на других объектах «Наммо» используют и печи, и плазменный
прожиг, и вымывание топлива, но неизменно все процессы происходят при
максимальном сниженной нагрузке на окружающую среду, с максимальными
мерами безопасности.

Южноуральцам предлагают делать из боеприпасов алмазы или удобрения

Однако, пожалуй, наибольшее количество разговоров вызвала технология,
предложенная американской компанией «АРКТЕК». В соответствии с
материалами презентации, их технология позволяет переработать
практически любую военную энергетику в… удобрение! Технология проста:
изъятое из боеприпасов ВВ загружается в несложную контейнерную систему
реакторов и смешивается с водой и патентованной реагентной смесью на
основе гуминовой кислоты.

В результате через сутки из тонны ВВ получается соответствующее
количество добротного жидкого удобрения! Российские специалисты,
конечно, качали головой с недоверием – и у нас были аналогичные
разработки, но ничего так и не дошло даже до пилотного образца.
Американские же авторы утверждают, что, недавно появившись на свет, эта
технология уже вполне успешно используется на четырех арсеналах МО США,
на объектах в Египте и Южной Корее.

При этом удобрение находит успешное применение не только внутри
страны-производителя, но пользуется успехом и на внешнем рынке. К этой
технологии, безусловно, стоит особенно присмотреться. Тем более, что
она позволяет не только утилизировать ВВ, но и реабилитировать почву
как на полигонах, так и на предприятиях, даже без каких-либо реакторов,
путем простого смешивания с реагентом.

Удивили ли чем-то гостей конференции в свою очередь россияне?
Безусловно, да. Как всегда, их поразила наша российская простота
решений на грани гениальности и виртуозно рассчитанные сложнейшие
системы там, где без них не обойтись.

Иностранцы внимательно рассматривали информацию по установке
гидрокавитационного вымывания, с уважением изучали фотографии и чертежи
могучих стендов экологически чистого сжигания ракетных двигателей в
Перми и в Красноармейске – и качали головами.

Главный метод утилизации – открытый ПОДРЫВ – да еще и в массовом
масштабе

Они не могли никак взять в толк, как же при наличии таких решений и
таких экологически чистых объектов, каких вообще нет больше нигде в
мире, у нас главный метод утилизации – открытый ПОДРЫВ – да еще и в
массовом масштабе! Безусловно, первая международная конференция по
утилизации в Москве имела огромное, возможно, не сразу даже очевидное
значение.

Она, во-первых, перевела ежегодный диалог российских утилизаторов из
формата внутриведомственного совещания (типа «отчитался – получил
взбучку – выпросил финансирование») в формат настоящего обмена идеями,
позитивного продвижения собственных наработок.

Во-вторых, она дала возможность нашей промышленности и науке выйти из
собственного замкнутого круга – с одним и теми же лицами, устоявшимися
ролями и приемами общения – и подать себя на совершенно другом уровне.
Ведь для того, чтобы оценили зарубежные коллеги, существующие «вне
системы», далеко не достаточно только аргумента в виде покровительства
руководителя главка или замминистра – нужно реально впечатлить либо
идеей, либо исполнением!
В-третьих, образовавшиеся контакты и информация о возможностях и
технологиях западных компаний дают совершенно иную картину перспективы
дальнейшего движения.

Крупнейший завод по утилизации боеприпасов

Наши разработчики и изготовители могут смело рваться на западный рынок
– их там уже знают и, пожалуй, ждут. Те же, кто видит себя успешно
работающим на внутреннем утилизационном рынке, уже представляют, как им
построить собственное производство, чтобы выиграть тендер – что сделать
самим, а что дополнительно купить готовым, скажем, у какой-то из
посещавших нас компаний.

Почему бы, к примеру, тому же НИИ «Геодезия» дополнительно к своим
стендам прожига не прикупить установку у «Эйзенманн» или «Дайнасейф»,
реакторную установку и химикаты «Арктека», наладить у соседей на КНИМе
линию расснаряжения- и стать эдаким экологически правильным
утилизационным центром, честно участвующим в тендерах и ведущим чистую
утилизацию на основе передовых технологий?

А почему нет? А потому, что гарантии, что Минобороны даст возможность
загрузить эти мощности работой, нет! Уверен – создать подобную
современную базу мог бы и пермский НИИПМ, и тот же «Авангард», и многие
другие предприятия отрасли… и даже без гигантских государственных
вложений. Им надо только дать перспективу – утилизировать боеприпасы
цивилизованно, а не варварски подрывать их на полигонах.