Блоги Юридическая безопасность

Попустительство коррупции превращает государство в «территорию»

Юридическая безопасность \\ 15.07.2010 02:00

А. Н. Митин , доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и практики управления УрГЮА История свидетельствует, что не бывает не коррупционных стран.

А. Н. Митин, доктор экономических наук, профессор,
заведующий кафедрой теории и практики управления УрГЮА

История свидетельствует, что не бывает не коррупционных стран. В елизаветинской Англии (XVI–XVII века) министр был гораздо более коррумпирован, чем сегодняшние высокопоставленные чиновники развивающихся государств. Чтобы понять, что творилось тогда в Англии, достаточно почитать Свифта… Или взять Америку XIX века.

Частая смена должностных лиц в США порождала чудовищную коррупцию. Каждый чиновник, зная, что его скоро переизберут или уволят, занимался только тем, что опустошал казну своего штата.

В середине XIX века вся казна города Нью-Йорка была похищена мэром, который сбежал вместе с деньгами. Тогда это считалось в порядке вещей. А сегодня США числятся среди стран с наименьшим уровнем коррупции. Получается, что коррупция – это неэффективность государственного управления, связанная с нарушением в отношениях принципала и агента. Принципал – это тот, кто получает услуги, агент – тот, кто их предоставляет. В этих терминах (теория принципал-агентских отношений в рамках институциональной экономики) государство является принципалом для чиновников, а они – его агентами. При этом не следует забывать: в идеальной модели принципалом государства, в свою очередь, является общество.

Как известно, государство обладает определенными ресурсами, которыми чиновники должны управлять в его интересах. Такое распределение ролей – это гарантия стабильности системы государственного управления, главная цель которой достижение общественного блага и качества жизни населения.

Однако, когда в силу различных причин коррупция словно раковая опухоль вросла в систему государственного управления, агенты используют ресурсы принципала не для удовлетворения его потребностей, а в собственных интересах, отличных от интересов принципала. Это ресурс государственной или муниципальной должности, ресурс административного давления (злоупотребление правом государства на легитимное насилие); финансовый ресурс (реализующийся в перераспределении финансовых потоков и через механизм «отката»); нормативный правовой ресурс (отсутствие нормативного правового регулирования всех процессов, связанных с продвижением интересов бизнес-субъектов и лоббистской деятельностью); информационный ресурс (утаивание или продажа конфиденциальной информации, вторжение в семейную, личную тайну); шантажный ресурс («посадить на взятку» по аналогии с более известными выражениями наркодельцов и алкоголиков «посадить на иглу», «посадить на стакан»); посреднический ресурс (действия подкупающей и подкупаемой стороны через пособников); ментальный ресурс (коррупция как стиль жизни и смазочный материал для экономики).

В то же время термин «коррупция» трактуется многозначно. Изначально (в пер. с латинского) коррупцию трактовали как «подкуп», «совращение», «разложение» 1 , «порчу» 2 , и даже как злоупотребление служебным положением в корыстных целях 3 . Разложение заключается в корыстном использовании должностным лицом служебного положения и полномочий для незаконного личного обогащения 4 , что формирует в системах государственного и муниципального управления коррупционную преступность.

Как здесь не обратиться к известному латинскому изречению «corruptio optimi pessima», которое в переводе на русский язык звучит как «совращение доброго – наибольший грех». Таким образом, основным признаком коррупции выдвигается подкуп – продажность, что существенно отличает коррупционные преступления от многих должностных преступлений.

Исследователи предложили в связи с этим определение коррупционной преступности. «Это антисоциальное, общественно опасное явление, составляющее целостную совокупность преступлений, совершенных должностными лицами с использованием ими своего служебного положения, имеющихся у них должностных полномочий, а также иными лицами, вопреки законным интересам граждан, общества, государства, государственной, муниципальной службы, коммерческих и иных организаций, для личного обогащения или в иных личных, узкогрупповых и корпоративных целях, либо выразившихся в предоставлении им возможностей и средств для достижения указанных целей, а также совокупность таких лиц» 5 .

Правовой основой такого определения послужила принятая в 2003 г. Конвенция ООН против коррупции, хотя в ней и не дается термина «коррупция» 6 в той ее части, в которой говорится не только о Кодексах поведения публичных должностных лиц (ст. 8), но и о публичных закупках и о управлении публичными финансами (ст. 9), публичной отчетности (ст. 10), не только о подкупе публичных должностных лиц (ст. 15, 6), но и о хищении, неправомерном присвоении или ином нецелевом использовании имущества публичным должностным лицом (ст. 17), злоупотреблении влиянием в корыстных целях (ст. 18), злоупотреблении служебным положением (ст. 19), незаконном обогащении (ст. 20).

ООН считает, что противодействие коррупции – это обязанность государств, и для ее эффективности необходим комплексный междисциплинарный подход: борьба с коррупцией не может сводиться только к мерам уголовного преследования, хотя в ст. 14, 24, 25 вышеназванной Конвенции эти меры предусмотрены.

Регулированию отношений государств-участников при сотрудничестве в борьбе с коррупцией в процессе международных контактов посвящены гл. 4–6, ст. 43–62 Конвенции ООН. Они содержат призывы оказания технической помощи в расследовании фактов коррупции и возвращении финансовых средств, полученных в результате коррупционных операций, в страны, которым они принадлежат.

Ранее, в 2000 г., ООН приняла Конвенцию против транснациональной организованной преступности 7 . Акт требует от стран-участниц признать коррупцию преступлением (ст. 8) и принимать меры для ее предотвращения (ст. 9).

Коррупция для организованных преступных сообществ – это средство реализации не только личного, но и политического интереса: обеспечить свои высокие доходы и влияние на представителей власти через «откаты» и систему высокоорганизованных преступных формирований. Поэтому коррупция прямо оценивается как явление, угрожающее безопасности государства, национальной безопасности, а вышеназванная Конвенция требует признать коррупцию преступлением (ст. 8) и принимать меры для предотвращения и борьбы с ней (ст. 9).

Это касается, в частности, криминализации не только дачи и получения взятки, но и «обещания и предложения» (the promise and offering) дать взятку, а также настойчивых требований дать взятку в виде любого «незаконного блага» (any undue advantage).

Актом коррупции, также как в документе ООН, считается не только дача и получение взятки, но и предложение или обещание ее в Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе с подкупом иностранных публичных должностных лиц в международных коммерческих отношениях 8 . В отличие от уголовного законодательства Российской Федерации (ст. 204, 290, 291 УК РФ) в этом документе к взятке относится не только материальная ценность, но любая выгода должностного лица. Легализация денежных средств, полученных от коррупции, должна рассматриваться как преступление, которое в обиходе называется «отмыванием денежных средств» (money laundering).

Особое внимание проблемам противодействия коррупции уделил Европейский союз.

В 1995 г. он принимает «Конвенцию по защите своих финансовых интересов» и к ней два протокола (1996 и 1997 гг.) 9 , в которой уголовно наказуемым признается и пассивный подкуп, т. е. получение взятки, ее вымогательство или даже предложение ее дать.

В развитие второго протокола Конвенции, касающегося ответственности за отмывание денег, полученных в результате коррупции, Европейский союз в 1997 г. принимает Конвенцию по борьбе с коррупцией, в которую вовлекаются должностные лица европейских сообществ и государств-членов этих сообществ 10 .

22 декабря 1998 г. Совет Европейского союза принимает документ, призванный защитить свободу конкуренции внутри самого Европейского союза. Он получает название «Совместные действия против коррупции в частном секторе» 11 , а чуть позднее принимается текст «Уголовно-правовой конвенции о коррупции», а затем уже, в 1999 г., «Гражданско-правовая конвенция против коррупции» 12 .

Важным международным документом остается Межамериканская Конвенция против коррупции, принятая Организацией американских государств в 1996 году 13 . В нее включены многие элементы противоправной коррупции, не сводящейся только к подкупу: неправильное использование государственного имущества должностными лицами; злоупотребление конфиденциальной информацией; попытки добиваться от публичной власти любых решений для незаконной цели; неправильное распоряжение государственными деньгами или мерами безопасности.

Роль международных документов, не имеющих обязательной юридической силы, в противодействии коррупции играют декларации и резолюции, которые содержат политические заявления, призывы и рекомендации. К ним относится «Декларация ООН против коррупции и подкупа в международных коммерческих трансотношениях» 14 , призывающая все страны мира криминализировать подкуп иностранных должностных лиц.

В документе, имеющем название «Двадцать руководящих принципов борьбы против коррупции» 15 , закрепленном в Резолюции 2497 и принятом Комитетом министров Совета Европы 6 ноября 1997 г., содержится призыв к развитию междисциплинарного подхода к решению проблем коррупции. Задача по предупреждению коррупции (принцип 1), независимость органов, осуществляющих предупреждение, расследование и привлечение к ответственности за коррупцию (принцип 3), создание специализированных органов по борьбе с коррупцией (принцип 7) – таков далеко не полный перечень рекомендаций для стран, входящих в Совет Европы (т. е. обращен в том числе и к России).

Многие европейские государства приняли вышеназванную Резолюцию за основу при подготовке и принятии специальных законов и некоторых правовых норм: о доступе граждан к информации, хранящейся в государственных органах; о создании препятствий для коррупции при финансировании партий и избирательных кампаний; об ограничении имущества высших должностных лиц государства для обеспечения расследования и привлечения к ответственности виновных в совершении коррупционных преступлений до уровня, необходимого в демократическом государстве.

Особого внимания заслуживают международные документы рекомендательного характера, касающиеся моделей поведения публичных должностных лиц (высшие должностные лица государства, государственные и муниципальные служащие). Это «Международный кодекс поведения публичных должностных лиц», принятый Генеральной Ассамблей ООН в 1996 г. 16 , а также Модельный кодекс для поведения публичных должностных лиц Совета Европы (2000 г.). Акты требуют от публичных служащих и других должностных лиц быть преданными общественным (а не государственным) интересам, не допускать конфликта интересов, в соответствии с действующим законодательством регулировать вопросы конфликта партийной принадлежности государственного или муниципального служащего и его обязанностей на государственной или муниципальной службе.

Поскольку во всех международных документах отмечается, что проблемы коррупции могут решаться только при активном участии членов гражданского общества, это реализуется с помощью различных заинтересованных в этом организаций.

В частности, Центр по предупреждению международной преступности при ООН (Centre for international Crime Prevention) 17 Управления по контролю за наркотиками и предупреждения преступности, Секретариата Объединенных Наций (Office for Drug Control and Crime Prevention of the United Nations Secretariat) 18 совместно с Институтом Объединенных Наций по межрегиональной преступности и исследованию правосудия (United Nations Interregional Crime and Justice Research Institute) предложили «Всемирную программу против коррупции» (Global Program against Corruption) 19 , в которой присутствуют комплексные мероприятия не только по ее профилактике, противодействию, но и активной борьбе с ней (fight against corruption; combat corruption).

Этот же Центр разработал «Руководство ООН по антикоррупционной политике» (United Nations Manual On Anti-Corruption Policy) 20 и «набор антикоррупционных инструментов» (Anti-Corruption Tool Kit), который постоянно обновляется и доступен для отечественных исследователей 21 . Предлагаемый набор антикоррупционных инструментов основывается на современном опыте борьбы с коррупцией в разных странах мира.

Все программы международного масштаба по борьбе с коррупцией предусматривают демократизацию общественной жизни, усиление прозрачности деятельности всех государственных и муниципальных органов. Для стран Западной Европы и США эти идеи самоочевидны, связаны с их традиционными гуманистическими ценностями. В странах, не имеющих демократических традиций, приходится доказывать неспособность авторитарных режимов решать проблемы коррупции без ущерба для общества.

Среди других стран наиболее активно проблемами сокращения коррупции занимаются в Казахстане, где принят специальный закон; еще в 1998 году указом Президента Украины была утверждена «Концепция борьбы с коррупцией на 1998–2005 годы» 22 , в Грузии существуют «Основные направления национальной антикоррупционной программы 23 , 24 , действует «Национальная программа Словакии по борьбе с коррупцией» 25 и др.

Все анализируемые и предлагаемые в отдельных странах антикоррупционные программы основаны на концепциях и резолюциях ООН; резолюции ООН, Совета Европы содержат требования по развитию служебного права. Целью этих предложений является: обеспечение подотчетности (accountability) и прозрачности (transparency) деятельности государственных и муниципальных органов власти; организация государственной и муниципальной службы на основе закона, в том числе переход от службы конкретным руководящим лицам к службе на благо общества; контроль за доходами публичных должностных лиц и даже декларирование доходов их родственников; создание этических кодексов поведения для государственных и муниципальных служащих; криминализация коррупционных деяний; ограничение иммунитета должностных лиц, совершающих коррупционные преступления.

На основе базовых международных рекомендаций и другие отраслевые сообщества стали формировать свои стратегии борьбы с коррупцией.

В частности, Всемирная таможенная организация (ВТО) изложила в июне 2003 г. свои десять основных направлений в так называемой Арушской декларации: четкое управление и приверженность идее противодействия коррупции; наличие регулятивных стандартов; открытость и прозрачность; автоматизация; реформирование и модернизация службы; аудит и расследование; кодекс чести; управление кадрами; моральная и организационная культура; взаимодействие с бизнесом.

Тогда же специалистом в сфере антикоррупционной деятельности Робертом Клитгордом (ВТО) было предложено полезное аналитическое решение для понимания коррупции. Он отмечает, что коррупция чаще всего возникает в случае, когда посредники (отдельные лица и / или группы лиц) имеют монопольную власть над клиентами, имеют свободу действий над представлением товаров или услуг и когда уровень их подотчетности низок. Согласно этим принципам вероятность возникновения коррупции можно описать простой формулой.

Коррупция = Монополия + Свобода действий – Подотчетность (К=М+С-П)

Эти принципиальные направления и предложения Роберта Клитгорда (ВТО) позволили Федеральной таможенной службе России подготовить аналитическую программу «Борьба с проявлениями коррупции и должностными преступлениями в таможенных органах на 2007–2009 годы», в которой отмечены наиболее распространенные виды коррупционных преступлений, совершаемых таможенниками: получение взятки (ст. 290 УК РФ); превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ); халатность (ст. 293 УК РФ). Они составляют больше половины от общего числа преступлений.

С учетом особенностей российского законодательства, в том числе таможенного, и значения таможенного администрирования как элемента государственного регулирования внешнеторговой деятельности отечественные исследователи в сфере управления в таможенных органах добавили в вышеприведенную формулу несколько составляющих:

К – контроль;

ДС – денежное содержание;

РК – ротация кадров;

СЗ – социальная защищенность;

НН – неотвратимость наказания.

В результате была получена формула коррупции:

К= М + С – П – К – ДС – Р – СЗ – НН

В дальнейшем, путем анализа всех составляющих формулы преступности через призму практических мероприятий, которые позволяют влиять на снижение ее уровня, исследователи пришли к следующим выводам:

–?Монополия (М) для ФТС России как федерального органа исполнительной власти – значение постоянное (ст. 1 п. 3 Таможенного кодекса Российской Федерации).

–?Свобода действий (С) была аргументирована как свобода принятия решений должностными лицами таможенных органов при исполнении своих обязанностей.

–?Подотчетность (П) осуществляется действительно не в полной мере. Поскольку сотрудники таможенных органов имеют свободу принятия решений о суммах пошлины / платежей или возможности осуществления импорта и экспорта, кое у кого возникает соблазн получить за свои функции административную ренту при рассмотрении попыток участников ВЭД уменьшить плату за импорт или ускорение транзакций.

–?Контроль (К) не всегда эффективен без широкого внедрения электронного декларирования и отделения таможенника от участников ВЭД в процессе принятия решений по таможенному оформлению и контролю товаров.

–?Денежное содержание (ДС) должностных лиц таможенных органов далеко от оптимального, поэтому сотрудники без достойной оплаты труда зачастую используют многочисленные возможности для дополнительного заработка.

–?Ротация кадров (РК) является одним из принципов, на основе которых осуществляется формирование кадрового состава гражданской службы в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (п. 1 ст. 60), а сама процедура ротации является одним из самых эффективных механизмов противодействия коррупции.

–?Социальная защищенность (СЗ) формулируется как форма предоставления дополнительных льгот, не связанных с заработной платой.

По результатам приведения дополнительных аргументов формула коррупции, предложенная Федеральной таможенной службой России, приобрела следующий вид 26 :

ПСК = К/(М+С+П+К+ДС+РК+СЗ+НН),

где ПСК – ежегодный показатель снижения коррупции.

Вышеприведенные формулы хотя и можно подвергнуть критике, но их применение в совокупности с различными организационными мероприятиями, без сомнения, включает механизм противодействия коррупционным проявлениям в таможенных органах РФ, значительно устраняет причины и условия коррупции.

Принято различать два уровня коррупции: верхний и низовой. На верхнем уровне коррупционные многоходовые схемы формируют высококвалифицированные специалисты, обладающие полезными связями, базами данных и достаточными финансовыми ресурсами. Низовой уровень коррупции поддерживают как наибеднейшие, так и обеспеченные граждане, оплачивая «контакты» с представителями правоохранительных органов, судов, исполнительной власти, здравоохранения, образования в форме «взяток за выживание», «взяток для комфорта». И хотя коррупция на низовом уровне наиболее противна, этот вид преступления придет к оптимуму, после того как будет укрощена коррупция в высших эшелонах государственной власти. Хотя в истории нет примеров полного истребления коррупции. Это хотя и привлекательная, но несбыточная мечта.

Россия позиционирует себя как страна, воспринимающая международный опыт, постепенно создающая правовую среду и гражданское общество для противодействия коррупции, которая в сознании многих чиновников и политиков не преступление, а образ жизни.

Одна из первых программ была принята Национальным антикоррупционным комитетом, не имеющим правительственного статуса, в 2000 г. 27 . Позднее был разработан проект Федерального закона «О противодействии коррупции». Он был принят в первом чтении Государственной Думой РФ в сентябре 2002 г., но более не рассматривался.

Ранее, в 2001 г., ряд депутатов внесли в Государственную Думу еще один законопроект «Основы антикоррупционной политики» и предложили принять Федеральный закон «О парламентском расследовании» 28 , в соответствии с которым парламентское расследование должно проводиться по фактам и событиям, имеющим особое государственное и общественное значение.

Прошло немного времени, и Комиссия Государственной Думы по борьбе коррупцией предложила осуществить ряд шагов по реформе антикоррупционного законодательства: создание собственно антикоррупционных законов; устранение норм и положений, способствующих и порождающих коррупцию; экспертиза действующих и разрабатываемых законопроектов на предмет их коррупциогенности. К приоритетным мерам антикоррупционной политики государства Комиссия отнесла очищение правоохранительных и судебных органов от коррупционеров, получающих «чиновничью ренту», а также внесение изменений и дополнений в ряд действующих законов: «О статусе судей в Российской Федерации», «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве» и др. 29 .

25 октября 2005 г. Правительство Российской Федерации принимает Распоряжение № 1789-Р «О концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006–2008 годах» 30 . Это было основанием для разработки «Примерной Программы противодействия коррупции в федеральном органе исполнительной власти», «Примерной программы противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации на 2007–2010 годы». Установлено, что эти Программы утверждаются соответствующим федеральным министром или руководителем федеральной службы, либо федерального агентства, актом высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Нельзя сказать, что эти документы стали основополагающими по устранению причин и условий, порождающих коррупцию в органах государственной власти, поскольку пока нет федерального закона.

3 февраля 2007 г. вышел Указ Президента Российской Федерации № 129 по образованию межведомственной рабочей группы для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. Таким образом, появляется вероятность принятия комплексного Федерального закона «О борьбе с коррупцией».

И тем не менее специальные типовые антикоррупционные программы Правительством Российской Федерации уже разосланы в федеральные и региональные органы власти и содержат несколько основных направлений.

Образование в федеральном округе исполнительной власти, а также при высшем исполнительном органе государственной власти субъекта РФ специальной комиссии по проверке соблюдения требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов.

Одновременно полномочия по противодействию коррупции возлагаются на соответствующие структурные подразделения вышеназванных органов по вопросам государственной службы и кадров.

Среди новых организационно-информационных функций обозначены не только аналитические, профилактические и технические, но и функции по определению перечня коррупционных должностей, систематизации форм внутреннего контроля с использованием механизма служебных проверок, уточнения персональных данных кандидатов на государственную гражданскую службу.

В список коррупциогенных должностей, который в каждом региональном и федеральном ведомстве определяется самостоятельно, включаются все чиновники, которые занимаются выдачей лицензий, регистрацией новых юридических лиц, государственными закупками, а также ведут прием граждан и в связи с деятельностью которых могут предлагаться взятки и формироваться модели так называемых «откатов». Таких государственных служащих переведут на срочные контракты, что формирует принципиально новую схему взаимоотношений с работодателем вместо действующих в настоящее время бессрочных контрактов.

В связи с этим потребуется нормативно вводить положение о дополнительной информации о деятельности чиновников в рамках служебной деятельности, а также ограничения по наличию у чиновника в период исполнения служебных обязанностей денежных сумм для личных нужд.

Такие ужесточения потребуют, в свою очередь, увеличения своеобразного «пакета социальных компенсаций» для государственных служащих.

Вполне вероятно, что параллельно с декларацией о доходах придется вести и декларацию о расходах, в том числе с некоторыми формами контроля над доходами ближайших родственников, которым, видимо, уже в соответствии с изменившимся вскоре законодательством предписано будет свои доходы тоже декларировать.

Особым направлением внутреннего контроля должна стать система мониторинга имущественного положения должностных лиц. Среди особых мероприятий, рекомендованных в типовые антикоррупционные программы, следует отметить:

–?Оптимизация процедур закупок для государственных нужд с целью устранения отклонений цен заключения договоров от среднерыночного уровня и устранения случаев участия на стороне поставщиков продукции близких родственников должностных лиц, ответственных за принятие управленческих решений по размещенным государственным заказам.

–?Принятие всеми государственными структурами административных регламентов с четкими сроками и нормативами рассмотрения чиновниками обращений граждан, создание интерактивных каналов взаимодействия с заявителями (Интернет, электронная почта, «горячая линия», «телефон доверия» и т. д.).

–?Внедрение специальной экспертизы нормативных правовых актов на предмет их коррупциогенности (антикоррупционная экспертиза) как на стадии их разработки, так и на стадии согласования. Вероятно, хотя это и не рекомендовано в типовых примерных программах противодействия коррупции, придется проводить подобную экспертизу в отношении тех нормативных правовых актов, которые уже действуют.

–?Разработка и внедрение программ этического образования государственных служащих, с помощью которых намечено изменить их мировоззрение: добиться самоидентификации государственного служащего и государственной службы; кардинально изменить ситуацию и сократить не только масштабы, объемы коррупции, но и число лиц, участвующих в коррупционных связях, укрепить доверие граждан и организаций к органам государственной власти и ее представителям. И здесь очень уместны слова Степана Щипачева: «Коррупция бьет по имени!».

Ожидания российского общества в отношении масштабов коррупции в будущем остаются мрачными, а отношение к антикоррупционным усилиям со стороны правительства пока скептическое.

В 2006 г. в рейтинге «Индекс восприятия коррупции», составленном международным общественным движением по противодействию коррупции, показал, что Россия находится на 127-м месте среди 163 стран, рядом с Руандой, Филиппинами и Гондурасом 30 . Высшим органам государственной власти России требуются политическая воля и целый ряд системных усилий, чтобы убедить своих граждан в приверженности своим декларациям по обузданию коррупции. Она как комплексная национальная проблема, имеющая интегральный характер, пока еще далека от устранения.

1 См.: Гальперин И. М. Организованная преступность, коррупция, уголовный закон // Соц. законность. 1989. № 4. С. 34; Комиссаров В. С. Уголовно-правовые средства борьбы с коррупцией. // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 11. Право. 1993. № 1. С. 30.

2 См.: Волженкин Б. В. Коррупция. СПб. 1998. С. 5.

3 Россия и коррупция: кто кого? Аналитический доклад рабочей группы регионального общественного фонда «Информатика для демократии». М.: 1998. С. 1.

4 См.: Коррупция и коррупционные преступления // Законность. 2000. № 6. С. 2.

5 См.: Максимов В. К., Наумов Ю. Г. Коррупция (социально-экономические и криминологические аспекты). М.: 2006. С. 28.

6 A/rec/58/4 // http://www.un.org/russian/documen/convents/corruption.pdf .

7 GA/res/55/25, приложение от 15 ноября 2000.

8 DAFFE/IME/BR(97) 20 http://www1.oecd.org/daf/nocorruption/instruments.htm .

9 Документы Европейского Союза 495А1127(03), Официальный журнал С316, 27/11/1995, стр. 0049–0057 (Конвенция), 496А1023(01), Официальный журнал С313, 23/10/1996, стр. 0002–0010 и 497А0719(02) Официальный журнал С 221, 19/07/1997, стр. 0012–0022.

10 Документ 497А0625(01), Официальный журнал С195, 25/06/1997, стр. 0002–0011.

11 Совет Европы и Россия. 2002. № 2. С. 46–55.

12 http://conventions.coe.int/treaty/en/Treaties/html/174.htm .

13 www.law.vl.ru .

14 GA/res/51/191 от 16 декабря 1996 г., приложение.

15 http://www.greco.coe.int .

16 GA/res/51/59 от 12 декабря 1996 г., дополнение.

17 http://www.odccp.org/crime.prevention.html .

18 http://www.odccp.org .

19 http://www.unicri.it/Projects%20corruption.htm .

20 http://www.unodc.org/pdf/crime/grocpublication/manual.pdf .

21 Версия 1. http://www.nobribes.org/russuin/Document/Toolkit_UN_RU.doc на русском языке.

22 http://www.ru.org/russian/documents/toolkit_un.ru.doc .

23 http://www.ru.org/russian/documents/toolkit_un.ru.doc .

24 Georgia. USAID Partners Conference, Sofia. 2001 http://www.usaid.dov .

25 http://www.ru.org/russian/documents/toolkit_un.ru.doc .

26 Приказ ФТС России от 05.10.2006 № 964.

27 Программа антикоррупционной политики России // Чистые руки. 2000. № 4. С. 56.

28 http://www.anti-corr.ru .

29 Ковалев Н. Принятие закона – только начало. http://www.russia-today.ru/2003/no_02/_2.htm .

30 Собрание законодательства РФ, 14.11.05 г., № 46, ст. 4720.

Журналы

РУБЕЖ

РУБЕЖ

"RUБЕЖ" - это первый в России отраслевой lifestyle-журнал по теме безопасности. Он адресован, прежде всего, интеграторам, поставщикам оборудования, должностным лицам и сотрудникам специализированных служб.

Безопасность зданий и сооружений

Безопасность зданий и сооружений

Журнал-каталог для руководителей и специлистов градосторительного комплекса, ЖКХ, инвесторов, девелоперов, владельцев крупных имущественных комплексов.

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Отраслевой специализированный журнал "Безопасность объектов ТЭК"

Интервью

Алексей Майоров (Правительство Москвы) ТБ Форум - одна из главной площадок страны, где специалисты могут обменяться мнениями и опытом

Алексей Майоров (Правительство Москвы) ТБ Форум - одна из главной площадок страны, где специалисты могут обменяться мнениями и опытом \\ 03.02.2016

9 февраля 2016 года в рамках ТБ Форума при поддержке Комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности, Комиссии Мосгордумы по безопасности и Правительства Москвы пройдет конференция "Безопасный город: нормативно-правовые и технологические аспекты". В преддверии этого мероприятия на вопросы ТБ Форума ответил модератор конференции Алексей Майоров, руководитель Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции города Москвы.

Выставка MIPS/Securika 2016: переезд в Экспоцентр, новые даты проведения, ребрендинг – все перемены к лучшему!

Выставка MIPS/Securika 2016: переезд в Экспоцентр, новые даты проведения, ребрендинг – все перемены к лучшему! \\ 21.01.2016

С 14 по 17 марта 2016 года в ЦВК «Экспоцентр» на Красной Пресне состоится ежегодное знаковое событие в сфере безопасности – 22-я международная выставка MIPS/Securika. О переменах, произошедших на выставке за последние 2 года, мы поговорим с директором MIPS/Securika Натальей Виноградовой.

Интервью с Сергеем Гордеевым,региональным менеджером по продажам компании HID Global (Россия и СНГ)

Интервью с Сергеем Гордеевым,региональным менеджером по продажам компании HID Global (Россия и СНГ) \\ 08.06.2015

Мы поговорили с Сергеем Гордеевым о рынке систем контроля доступа, новых тенденциях и планах развития HID Global.

вверх