Блоги Юридическая безопасность

О пользе семантической неопределенности понятия «ноу-хау»

Юридическая безопасность \\ 15.07.2010 02:00

Т. В. Макаров , доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА Производительность труда определяет успех конкретного бизнеса и экономики в целом.

Т. В. Макаров, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА

Производительность труда определяет успех конкретного бизнеса и экономики в целом.

Оглядываясь в прошлое человечества, уже сейчас можно утверждать, что тренд развитию человечества в любую эпоху задавали экономики стран, цивилизаций, основанные на рациональном использовании человеческого труда, но не на потреблении и перераспределении природных ресурсов.

 

Основным капиталом любого производственного предприятия в любую эпоху являлись секреты производства в совокупности с материальными активами и природными ресурсами.

 

Хранение и кража секретов производства, ремесла, тайных профессиональных знаний всегда являлись предметом народного фольклора. Детей приучали хранить ремесленные секреты родителей, секреты производства строго хранились средневековыми профессиональными корпорациями, восточные деспоты в тайне содержали своих мастеров.

 

Можно утверждать, что вся экономика человечества основана на продаже знаний, умений и навыков, воплощенных посредством труда в объекты материального мира.

 

Развитие экономики во время промышленной революции выявило особую ценность технологических знаний и повлекло необходимость выведения оборота таких знаний за пределы профессиональных корпораций, за пределы родственного круга. Следствием этого явилось появление юридических конструкций, которые бы позволяли справедливо соблюдать интересы обладателей секретов производства.

В настоящее время поиск, оборот и лицензионное использование секретов производства являются основой самых эффективных национальных экономик, позволяя выносить сами производственные мощности в регионы с низкой стоимостью природных ресурсов и рабочей силы.

 

Поэтому правовое регулирование оборота прав на секреты производства в современном мире является наиболее важным инструментом воздействия на экономику, позволяющим задавать вектор инновационного развития.

 

Удобство юридической техники, простота и прозрачность правовых определений, в конечном счете, определяют корректное и свободное принятие решений при организации и ведении бизнеса, при организации производственных процессов.

 

Любая излишняя, слишком утонченная юридическая конструкция будет снижать производительность труда и станет барьером на пути роста производительных сил и будет со временем преодолена.

 

В то же время существующие юридические конструкции, являясь воплощением идей о возможности и необходимости безраздельной власти над продуктами интеллектуальной деятельности, сдерживают развитие экономики в целом.

 

Таким же образом сдерживают развитие экономики и концептуальные идеи о преимуществе прав государства в отношении установления особых правовых режимов на продукты интеллектуальной деятельности в области обороны и стратегически важной хозяйственной деятельности.

 

Следствием установления такого приоритета является отсутствие стремления коммерческих производственных и научно-исследовательских предприятий к ведению оборонных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, к исследованиям в стратегических областях, обусловленное невозможностью ведения такой деятельности с непосредственной выгодой, с получением широких возможностей по использованию результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для извлечения прибыли.

 

Отсутствует четкий правовой механизм, регулирующий поручение выполнения оборонных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ коммерческим производственным и научно-исследовательским предприятиям и правовой механизм по защите прав предприятий на использование результатов такой интеллектуальной деятельности.

 

Общим же следствием отсутствия указанных правовых механизмов является убыточность военно-промышленного комплекса в целом, а также несомненное отставание оборонных и стратегических промышленных технологий.

 

Идеи механизма защиты прав на секреты производства, нашедшие воплощение в части четвертой Гражданского кодекса РФ, в действующих редакциях Федерального закона «О коммерческой тайне» и Закона РФ «О государственной тайне» нуждаются в некоторой ревизии и пересмотре.

 

Анализ данных идей следует начать с понятийного аппарата, лежащего в основе существующей концепции определения, установления и защиты прав на секреты производства.

 

Определенным образом необходимость ревизии концепции о защите прав на секреты производства отражена в ряде научных публикаций.

В то же время некоторые авторы продолжают уточнение и усложнение, как правовых механизмов, так и основных правовых понятий 1 . Так, по мнению ряда ученых, определение, изложенное в статье 1465 ГК РФ, является проблемным, нуждающимся в корректировке. Деятельность по устранению правовой неопределенности понятия представляется иррациональной, непродуктивной.

 

Сам рациональный подход в использовании понятия «ноу-хау» определен правовой природой данного явления, причинами его появления и введения в оборот.

 

Термин «ноу-хау» впервые появился в 1916 году в американской судебной практике. Дословный перевод термина: «знать, как это сделать».

В настоящее время понятие «ноу-хау» является общеупотребимым, однако недостаточно семантически определено. На международном уровне признанного всеми определения термина «ноу-хау» не существует.

 

Как и большинство понятий, рожденных англо-саксонской правовой системой, термин «ноу-хау» появился не как результат обобщений и классификаций, а как рациональное желание назвать существующее правовое явление.

 

Подобным образом действуют представители естественных наук, когда сталкиваются с новым, зачастую необъяснимым явлением.

Желание дать определение понятию «ноу-хау», попытки устранения правовой неопределенности данного понятия сравнимы с попытками «объять необъятное».

 

Именно поэтому в большинстве стран термин «ноу-хау» не определен в законе и не имеет четкого юридического содержания. Вследствие семантической неопределенности термин «ноу-хау» можно рационально использовать в любой сфере деятельности.

 

Практическое применение термина «ноу-хау» участниками гражданского оборота и определяет его ценность. Поэтому определение понятия «ноу-хау» может быть сформулировано таким образом, чтобы оно было удобно и не имело технологических границ использования.

 

Представляется, что традиционное использование синонимичного понятия «секреты производства» – это обоснованная рациональная позиция законодателя, нуждающаяся в дальнейшем развитии и закреплении. Попытки ревизии данной синонимии должны быть основаны не на интуитивном умозрении, но на обобщении опыта использования самого понятия.

 

Анализ Федерального закона «О коммерческой тайне», части четвертой ГК РФ, свидетельствует о том, что законодатель использует термин «ноу-хау» для обозначения некоего рода информации, и это понятие используется в качестве синонима термина «секреты производства». Это же положение следует из Федерального закона «О коммерческой тайне», в действующей редакции. И Гражданский кодекс, и Федеральный закон «О коммерческой тайне» содержат следующую формулировку: «Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), – сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны».

 

Проанализируем существующие предложения об ином содержании понятия «ноу-хау».

Ряд исследователей указывает, что «недопустимо объединять, например, индивидуальные навыки или умение конкретного человека, неотделимые от него самого, и профессиональные сведения, которые могут быть переданы другому лицу, называя их различными типами «ноу-хау», полагая, что данные объекты имеют разную природу» 2 . Однако можно утверждать, что никогда не будет изобретен и сформулирован критерий, который позволит рационально указать на неотделимый от личности характер навыков. С развитием же индивидуальных средств вычислений, хранения и обобщения информации любой данный критерий станет безосновательным, ибо в будущем нельзя будет выделить личные навыки и определить неотделимое качество из всех качеств личности.

Обычно термином «ноу-хау» называют необщедоступные или же секретные сведения.

 

Недопустимо использовать критерий секретности в качестве основы для отнесения информации к «ноу-хау» 3 . Так, в настоящий момент развития экономики уже ясно, что ценность, вследствие экономического эффекта, имеет не сама информация, а скорость ее получения и возможность быстрейшего использования. Серьезный технологический процесс потому и содержится в тайне, что его элементы очевидны и известны.

 

Более того, знания могут иметь ценность, даже являясь известными части специалистов или корпорации специалистов в пределах одного технополиса, а не только в пределах одного государства или развитой части мира 4 .

 

Таким образом, можно говорить об отсутствии оснований к невозможности отнесения к «ноу-хау» и секретной, и несекретной информации. Из утверждения о том, что правовое регулирование отношений, связанных с получением и распространением таких видов информации, различно, не следует вывод о невозможности их отнесения к одному понятию.

 

При определении содержания информации, составляющей «ноу-хау», большинство исследователей формулируют критерии, которые, по их мнению, могут выделить и определить понятие.

 

Одним из таких критериев может быть содержание информации.

Впервые термин «ноу-хау» был использован для обозначения технической информации и по сей день чаще всего употребляется именно в технической сфере.

 

Некоторыми исследователями предлагается считать «ноу-хау» сведениями о методах, процессах, технологиях и иных результатах интеллектуальной деятельности лишь в научно-технической сфере, исключая все иные сферы человеческой деятельности.

 

Однако само понятие «научно-техническая сфера» может быть с учетом общепринятого употребления истолковано лишь как сфера, касающаяся наук о «механизированном хозяйстве, совокупности машин, механических устройств, орудий», либо как сфера естественных наук, которыми традиционно считаются: математика, физика, химия, биология, науки о Земле, науки о человеке как социально-биологическом существе.

 

Кроме того, не вся производственная деятельность человека связана с использованием научных достижений. Если настоящая редакция ст. 1465 ГК РФ позволяет относить к ноу-хау любую совокупность приемов и приспособлений, применяемых для получения наибольших результатов при наименьшей затрате человеческого труда, эмпирические знания и опыт, то отнесение к ноу-хау лишь сведений научного характера существенно ущемит значимые интересы товаропроизводителей.

 

Так, ноу-хау не будут признаваться сведения о способах и методах оценки персонала и специфической работы с персоналом, технологии работы с человеческой психикой и психическими процессами, технологии оценки артефактов, ремесленные технологии и прочие, что явно недопустимо.

 

Указание ряда исследователей на то, что ноу-хау могут признаваться лишь результаты деятельности, лишенные способности охраняться патентом, противоречит стадиям этой технологической деятельности, приводящих к появлению и закреплению таких результатов.

Отдельные авторы утверждают, что сведения, составляющие «ноу-хау», должны являться результатом творческой деятельности 5 или даже право на секрет производства должно возникать у лица, создавшего данный секрет.

 

Возможно, в большинстве случаев секрет производства рождается вследствие творческого труда различных лиц.

Однако любая производственная деятельность прямо не направлена на создание секретов, как таковых. «Секрет», как «то, что держится в тайне, скрывается от других» 6 , не может быть искусственно создан и обладать ценностью уже в силу неизвестности иным лицам.

Кроме того, представляется очевидным, что секрет производства может стать известным производителю или быть обретенным производителем случайно, побочным образом либо в силу обобщения совокупности приемов и приспособлений, применяемых в производстве, секрет может представлять собой обобщение эмпирических знаний и опыта.

 

С принятием указанных выше предложений исключалась бы защита прав лица, которое случайным образом стало обладателем секрета производства или добыло его иным разрешенным законом способом, не создавая и не разрабатывая технологический процесс. Например, особую ценность в настоящий момент приобрели товары, изготовленные по старинным рецептам и технологиям. Технологии эти стали известны производителям в результате работы с архивами.

 

В.?А. Дозорцев, предположил, что в ноу-хау «идея должна быть доведена до стадии, допускающей непосредственное использование, одной только «принципиальной» идеи недостаточно для секрета промысла» 7 .

 

Однако даже идея мысленного производственного или научного эксперимента может продаваться, что подтверждено практикой тренингов управленческого персонала и инженерного корпуса.

 

Все ограничения в отношении содержания сведений, составляющих ноу-хау, вызваны необходимостью обобществления некоторых сведений либо доступа к ним контролирующих и финансовых органов.

 

Никаких иных ограничений в отношении содержания сведений, составляющих ноу-хау, существовать не должно.

И это связано не с невозможностью описать существующие границы ценной технологической информации, но с тем, что эти границы постоянно раздвигаются. Кто бы мог предположить в пятидесятых годах двадцатого века, что в восьмидесятых годах этого века огромную ценность будут представлять сведения о системах управления базами данных.

 

Любые рассуждения о критериях относимости информации к ноу-хау будут противоречить основополагающему принципу свободы договора, так как запрет одному лицу приобрести идею, а другому лицу продать идею, которая даже не будет никогда воплощена по техническим причинам, будет несправедливым. Потому что мы сейчас знаем, как в жизнь воплощено то, что даже не мыслилось двадцать лет назад.

 

Представляется необходимым рассмотреть вопрос, должно ли ноу-хау иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность.

Возможно, отсюда следует отсутствие механизма и трудность защиты прав и интересов лиц, действующих с ограниченными в гражданском обороте материалами и технологиями. В соответствии с существующей формулировкой государство может безвозмездно изымать сведения о технологиях, нарушая права их создателя, указав, что они имеют лишь оборонное, стратегическое или политическое значение, и, кроме того, по тем же основаниям предпринимать действия по ограничению прав лица на распоряжение секретом производства.

 

Из Федерального закона «О коммерческой тайне» и из ст. 1465 ГК РФ следует, что правом на секрет производства может обладать лишь юридическое лицо или предприниматель.

 

Данное положение представляется совершенно неправильным. Например, многие авторские методики обучения персонала носят технологический характер, являются результатом глубокого научного анализа и разработаны частными лицами, не ведущими никакой коммерческой деятельности. Лишение таких лиц защиты прав на секрет производства, который может быть ими использован в будущем, представляется несправедливым и безосновательным.

 

Представляется недопустимым лишение защиты прав лица, которое случайным образом стало обладателем секрета производства или добыло его иным разрешенным законом способом, само не создавая и не разрабатывая технологию.

 

Содержание прав на информацию, составляющую ноу-хау, и является целью существования института ноу-хау.

Лицо, обладающее интересной идеей, имеет возможность и должно иметь право сохранять ее в секрете до тех пор, пока в этом есть необходимость. Право требования от третьих лиц воздержаться от незаконного получения информации также должно быть закреплено за обладателем секретных сведений. В случае неправомерного получения секретной информации к нарушителю могут быть предъявлены все имущественные требования. Права физического лица на хранимые им секреты (в том числе секреты предков) декларативно защищены Конституцией. Однако критерии отнесения информации к защищаемым законам личным секретам в российском праве разработаны недостаточно, так же как и механизм защиты такой информации.

 

Обладатель ноу-хау может использовать сведения, составляющие ноу-хау, в своей деятельности. Желание физического лица заняться регулярным получением прибыли с помощью своих знаний не может являться основанием к установлению обязанности по регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности.

 

Обладатель ноу-хау должен обладать возможностью распорядиться известной ему информацией по собственному усмотрению. Ограничения данного права должны подвергаться серьезной проверке и не могут быть установлены административным образом.

 

Ст. 6 Федерального закона «О коммерческой тайне» в настоящий момент в достаточно императивном ключе регулирует вопросы предоставления секрета производства органам государственной власти, иным государственным органам, органам местного самоуправления.

Обеспечение режима государственной тайны в соответствии с Законом Российской Федерации «О государственной тайне» не может являться необходимым условием для защиты прав производителя (подрядчика) в отношении секретов производства при непринятии им соответствующих мер по введению и поддержанию режима коммерческой тайны.

 

Из действующих в настоящий момент положений Федерального закона «О коммерческой тайне» вполне может следовать вывод, что исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока действует введенный в соответствии с Федеральным законом «О коммерческой тайне» в отношении данного секрета производства режим коммерческой тайны».

 

Если следовать обычному механизму разрушения секрета производства, принадлежащего одному лицу и обретения его иным лицом, то лицо, ставшее добросовестно и независимо от правообладателя секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, не может быть императивно обязано ввести в отношении данного секрета производства режим коммерческой тайны, так как по существу в силу известности сведений этому третьему лицу они теряют действительную или потенциальную коммерческую ценность для правообладателя секрета производства. Идентификация же секретов производства технологически неосуществима и будет разрушать сложившуюся фактическую монополию на знания каждого из обладателей сведений.

 

Кроме того, обладателем сведений может стать постороннее физическое лицо, право которого на свободное получение и распространение информации ограничено быть не может.

 

Данное положение предложенной редакции статьи противоречит существу технического прогресса и очевидно технологически неосуществимо.

 

Невозможно четко сформулировать все признаки ноу-хау. Формулировка с использованием максимального количества признаков означала бы придание понятию однобокого характера, существенно снижающего возможности использования его по назначению. Даже само проведение анализа критериев выделения понятия «ноу-хау» из конкретной группы объектов внутри существующей, обозначенной юридическим понятием группы, не представляется возможным.

 

Поэтому, действуя рационально, следует не искать определение понятия «ноу-хау», но, следуя иной модели дачи определений, необходимо назвать самые общие критерии, при которых должно возникать право лица на защиту его интересов. И всякий случай, удовлетворяющий данным критериям, следует называть «ноу-хау».

 

Формулирование диспозитивной нормы, позволяющей сторонам договора о передаче ноу-хау, самим определять критерии отнесения информации к ноу-хау, существенно расширит возможности защиты интересов сторон, повысит оборотоспособность технологических идей, а также будет способствовать интенсификации их использования.

 

В частности, передача секрета производства может состоять в предоставлении артефакта, являющегося вместилищем, носителем секрета производства и продуктом использования данного секрета.

 

Таким образом, конфиденциальность информации, принятие мер к сокрытию данной информации, отношение информации к производственным процессам и профессиональной деятельности должно рассматривать как достаточные условия для возможности установления правовой охраны ноу-хау.

 

Предложенные рядом исследователей изменения в формулировку ст. 1465 ГК РФ, определяющую понятие «ноу-хау», не устраняют правовую неопределенность, но по иному раскрывают само понятие «ноу-хау».

 

В настоящей редакции статьи секретом производства (ноу-хау) признаются «сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности».

 

Предлагается же таковым считать, во?первых, сведения о «сущности» незапатентованного изобретения полезной модели или промышленного образца 8 . Между тем, под «сущностью» принято понимать внутреннее содержание, свойства кого-чего-н., открываемые, познаваемые в явлениях 9 , либо совокупность существенных свойств и качеств вещи, субстанциональное ядро самостоятельного сущего 10 .

Однако сущность технологического процесса не всегда составляет секрет, в то время как именно особенности вспомогательных или обеспечительных процессов могут представлять ценность.

 

Не очевидна необходимость уточнения того, что результаты деятельности могут содержаться в научно-технической документации, так как сведения, составляющие секрет производства могут содержаться в любом документе, имеющем отношение к технологическому процессу, а также представлять собой неопределенный артефакт.

 

Не вполне правильным представляется использование термина «информация», имеющего иную смысловую нагрузку, по сравнению с синонимичным ему термином «сведения». «Информация» (лат. informatio – разъяснение, изложение, осведомленность) – одно из наиболее общих понятий науки, обозначающее некоторые сведения, совокупность каких?либо данных, знаний и т.?п. 11 «Сведение» – известие, уведомление, сообщение о чем-н., знание, ясное представление о чем-н., ознакомление, знакомство с чем-н., познания в какой-н. области 12 .

С учетом рассмотренных предложений можно прийти к выводу, что существующая формулировка статьи 1465 ГК РФ вполне удобна, достаточна и не избыточна.

 

Термин «ноу-хау» в данный момент прочно закреплен в обороте и в языке. Смысл понятия, даже при использовании без перевода, понятен каждому. При этом достаточно определена обозначаемая им категория объектов. С учетом тенденций к заимствованию русским языком терминов и понятий из английского языка замена «ноу-хау» иным термином непродуктивна и будет носить искусственный характер.

В.?А. Дозорцев предлагал называть «ноу-хау» «секретами про­мыс­ла» 13 .

 

В связи с отменой ст. 9 Федерального закона «О коммерческой тайне» возникла некоторая правовая неопределенность, которая наводит на мысль о необходимости установления обязанности по сохранению конфиденциальности полученных сведений как единое правило, предусмотренное ранее в ст. 1468?1470 ГК РФ, а также пунктом 6 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне». Существует мнение, что в договорах, указанных в настоящей статье, должен быть определен объем сведений, признаваемых секретами производства, а также должны быть урегулированы вопросы, касающиеся установления в отношении полученных секретов производства режима коммерческой тайны.

 

Между тем, изложение сведений, составляющих секрет производства, и составляет их объем. Императивность установления о необходимости определения объема сведений, признаваемых секретами производства, недопустима, так как технически неосуществимо в любом случае и относительно любого технологического процесса определить объем сведений, которые могут составить описание секрета производства и который не существует на момент подписания договора.

 

Представляется, что словосочетание «секреты производства», используемое в настоящий момент в Федеральном законе «О коммерческой тайне» в качестве синонима «ноу-хау», полно и точно отражает смысл, который изначально имело и к настоящему моменту вбирает в себя понятие «ноу-хау». Понятие «производство» любым участником гражданского оборота в настоящий момент времени уже не понимается узко как изготовление продукции. Напротив, оно воспринимается как любая предпринимательская деятельность в том числе на рынке разнообразных услуг, включая интеллектуальные услуги. Поэтому словосочетание «секреты производства» наиболее синонимично понятию «ноу-хау» и его употребление наиболее удобно. Разнообразная юридическая техника позволяет в данный момент избежать сторонам договоров о передаче ноу-хау неопределенностей в описании прав и обязанностей сторон, содержания самого секрета производства.

Таким образом, следует считать, что именно семантическая неопределенность понятия «ноу-хау» является залогом его успешного использования в гражданском обороте.

 

_____________________________________________________

1. Еременко В.?И. Переходные положения к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, // Адвокат, 2007, №?4; Лопатин В.?Н.  Ноу-хау вместо коммерческой тайны // Информационное право, 2007, №?1.

2. Амелина К.?Е.  Понятие «Ноу-хау».

3. Мухамедшин И.?С. Ноу-хау и патентная форма охраны // Вопросы изобретательства. 1982. № 1. С. 60.

4. Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау, М.: Прогресс, 1976. С. 29.

5. Амелина К.?Е. Понятие «Ноу-хау».

6. Толковый словарь русского языка: В 4?т. / Под ред. Ушакова Д.?Н. – М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935?1940.

7. Дозорцев В.?А. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей. М., 2003. С. 243.

8. Лопатин В.?Н. Ноу-хау вместо коммерческой тайны // Информационное право, 2007, №?1.

9. Толковый словарь русского языка: В 4?т. / Под ред. Ушакова Д.?Н. – М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935–1940.

10. Новейший философский словарь, 3?е изд., исправл. – Мн.: Книжный Дом. 2003. – 1280 с. – (Мир энциклопедий).

11. Новейший философский словарь: 3?е изд., исправл. – Мн.: Книжный Дом. 2003. – 1280 с. – (Мир энциклопедий).

12. Толковый словарь русского языка: В 4?т. / Под ред. Ушакова Д.?Н. – М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935–1940.

13. Дозорцев В.?А. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей. М., 2003. С. 272.

Журналы

РУБЕЖ

РУБЕЖ

"RUБЕЖ" - это первый в России отраслевой lifestyle-журнал по теме безопасности. Он адресован, прежде всего, интеграторам, поставщикам оборудования, должностным лицам и сотрудникам специализированных служб.

Безопасность зданий и сооружений

Безопасность зданий и сооружений

Журнал-каталог для руководителей и специлистов градосторительного комплекса, ЖКХ, инвесторов, девелоперов, владельцев крупных имущественных комплексов.

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Отраслевой специализированный журнал "Безопасность объектов ТЭК"

Интервью

Интервью с региональным менеджером по продажам "HID Global" в России и СНГ Сергеем Гордеевым.

Интервью с региональным менеджером по продажам "HID Global" в России и СНГ Сергеем Гордеевым. \\ 05.04.2017

Многочисленные исследования показывают, что существуют опасения относительно безопасности мобильных устройств, чему противопоставлен растущий спрос на подобные решения.

Участник форума СИИС-2017 – Западно-Сибирское Метеоагентство: «Мы открыты к обсуждению любых проектов и сотрудничеству там, где наш опыт будет полезен»

Участник форума СИИС-2017 – Западно-Сибирское Метеоагентство: «Мы открыты к обсуждению любых проектов и сотрудничеству там, где наш опыт будет полезен» \\ 30.03.2017

Западно-Сибирское Метеоагентство – это некоммерческая организация, которая внедряет современные технологии в области экологии, мониторинга окружающей среды, коммуникации, менеджмента и маркетинга для развития различных видов гидрометеорологической деятельности на территории Западной Сибири

вверх