Блоги Юридическая безопасность

Нотариальная форма удостоверения сделки и последствия ее несоблюдения

Юридическая безопасность \\ 15.07.2010 02:00

Л. Г. Попова , магистрант кафедры предпринимательского права УрГЮА «Когда нотариус работает, суды отдыхают» Конституция Российской Федерации 1993 г.

Л. Г. Попова , магистрант кафедры предпринимательского права УрГЮА

«Когда нотариус работает,суды отдыхают»

 

Конституция Российской Федерации 1993 г. закрепляет положение, согласно которому Россия является демократическим, правовым государством (ст.1). Утверждение подлинной демократии, господства права в обществе, прежде всего, начинается с признания и защиты прав и свобод рядовых граждан. В первую очередь речь идет о гражданских правах. Именно с их обеспечения начинается гражданское общество, где каждый человек имеет возможность нормально осуществлять свою жизнедеятельность. Поэтому государство обременило себя обязанностью по защите прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ), которую выполняет через систему определенных социальных и правовых институтов, позволяющих гражданам реализовать свои права по назначению. Один из ключевых таких институтов нотариат, обеспечивающий защиту и охрану имущественных и связанных с ними неимущественных прав граждан и юридических лиц.

 

Существенную защиту прав и законных интересов участников гражданского оборота нотариат осуществляет, прежде всего, в сфере удостоверения сделок. В соответствии со ст. 163 ГК РФ, нотариальное удостоверение сделок возможно в случаях, указанных в законе, и в случаях, предусмотренных соглашением сторон.

 

Нотариальная форма придает сделке достоверность, вносит ясность во взаимоотношения сторон по вопросу ее содержания и факта ее совершения. Нотариальное удостоверение сделки обеспечивает возможность доказывания определенных фактов в суде. Нотариусы обеспечивают правильное заключение договора, беспристрастны в отношениях между сторонами, разъясняя им применяемое право в каждом конкретном случае, также разъясняя последствия совершения действий, и дают возможность действовать в рамках закона по заключенному, имеющему юридическую силу договору.

 

Однако Н. Сучкова 1 справедливо отмечает, что с введением нового гражданского законодательства утрачено единство в общем подходе к принципам определения обязательного нотариального удостоверения сделок. Так, ст. 163 ГК РФ устанавливает обязанность нотариального удостоверения сделок в случаях, предусмотренных в федеральных законах. Статья 18 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122 – ФЗ «О регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним» 2 расширяет возможность введения обязательной нотариальной формы, предусмотрев, что случаи применения такой формы могу устанавливаться также законодательством, под которым данный Закон понимает не только федеральные законы, но и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I 3 (ст.52) предоставляют уже субъектам Российской Федерации право своим законодательством устанавливать обязанность нотариального удостоверения сделок.

 

Даже на первый взгляд можно обнаружить противоречие между соответствующими нормами федеральных законов. И не только. По справедливому утверждению М. Семеновой 4 , ст. 53 Основ законодательства о нотариате противоречит ст. 71 Конституции РФ, устанавливающей, что гражданское законодательство (в частности, требования к формам сделок) относится к исключительной компетенции Российской Федерации, а потому субъекты РФ не вправе своим законодательством устанавливать обязанность нотариального удостоверения сделок.

 

Указанное противоречие во многом можно объяснить тем, что названные Основы были приняты до издания нового ГК РФ.

Статья 18 Закона № 122-ФЗ, дающая возможность иным, кроме федеральных законов, нормативным актам вводить обязательную нотариальную форму сделок, противоречит ст. 163 ГК РФ и не должна применяться. Согласно п.2 ст. 3 ГК РФ «Гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов…», поэтому Закон № 122-ФЗ должен соответствовать нормам ГК РФ, и в случаях противоречия действуют нормы ГК РФ, т. е. ст. 163 ГК РФ. К тому же данный Закон не является специальным по отношению к нотариальной форме сделок, он призван регулировать только вопросы государственной регистрации сделок.

 

Вместе с тем надо отметить, что формулировка п.2 ст.3 ГК РФ вызывает среди ученых и практиков неоднозначное понимание. Большинство цивилистов считает, что примат ГК над другими федеральными законами, содержащими нормы гражданского права, носит абсолютный характер 5 . Напротив, по мнению В. С. Якушева, ГК формально допускает принятие законов, правила которых могут и не соответствовать его нормам. Известная формула «специальный закон отменяет действие общего закона» действует, как полагает В. С. Якушев, не только в рамках собственно ГК, но в пределах всего гражданского законодательства 6 .

Представляется, что последняя точка зрения заслуживает внимания и согласуется с правовой позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой Гражданский кодекс – это федеральный закон, который в силу Конституции РФ занимает равное положение и обладает одинаковой юридической силой наряду с иными федеральными законами.

 

Иногда сложившаяся практика гражданского оборота (читай: деловое обыкновение) заставляет граждан облекать сделки в нотариальную форму, хотя ни законом, ни соглашением сторон это не предусмотрено. Так, купля-продажа автомобилей между гражданами может быть совершена в простой письменной форме и не требует нотариальной формы, однако практика регистрации транспортных средств органами ГИБДД вынуждает граждан совершать договор в нотариальной форме 7 .

Правда, резонно возникает вопрос о правомерности такой практики, когда обстоятельства заставляют выбирать нотариальную форму сделки.

 

Гражданский кодекс РФ содержит прямые указания об обязательной нотариальной форме таких сделок, как:

– доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, должна быть нотариально удостоверена, это указано в п.2 ст. 185 ГК РФ;

– в соответствии с п.3 ст.187 ГК РФ доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 185 ГК РФ, удостоверяется в нотариальном порядке;

– в п. 2 ст. 339 ГК РФ указано, что договор об ипотеке, а также договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен;

– в п. 2 ст. 389 и п. 2 ст. 391 ГК РФ предусматривается обязательное нотариальное удостоверение уступки требования и перевода долга, основанные на сделке, совершенной в нотариальной форме;

–договор ренты (ст.584 ГК РФ);

–договор об удовлетворении требований залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд, заключенный после возникновения основания для обращения взыскания на предмет залога (п.1 ст. 349 ГК РФ);

–предварительный договор на заключение договора, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 429 ГК РФ);

–составление завещания (ст. 1125 ГК РФ).

Статья 41 Семейного кодекса 1995 г. предусматривает обязательное нотариальное удостоверение брачного договора.

Новизна ГК РФ 1994 г., по сравнению с ГК 1964 г., заключается в том, что в нем сокращено число нотариальных сделок за счет введения простой письменной формы для сделок, подлежащих государственной регистрации. Хотя в первоначальном проекте ГК РФ предусматривалось нотариальное удостоверение всех сделок об отчуждении недвижимого имущества, однако в окончательном варианте данные положения Кодекса исключены 8 . Такая новизна вызвала сильное противодействие тех, кто защищает позиции нотариусов. Здесь наблюдается конфликт интересов: частных, со стороны нотариусов, и публичных, со стороны государства.

 

Но вряд ли описанную ситуацию следует сводить лишь к указанному конфликту. Нотариальная форма договора – это правовое обеспечение сделки, а регистрация сделки – всего лишь технические действия по закреплению состоявшейся сделки без исследования ее правовой основы, т. е. вещи совершенно разного порядка, и замена одного на другой не поддается никакому правовому объяснению. Отмена нотариального удостоверения в первую очередь ущемляет интересы сторон 9 .

 

Имеется и иная проблема юридического свойства. Например, нотариально удостоверенная сделка не прошла государственной регистрации. В силу ст.165 ГК РФ несоблюдение государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Тем самым ставятся под сомнение необходимость и законность нотариального удостоверения сделки.

Удостоверение сделок, как и других нотариальных действий, осуществляется, в соответствии с Основами законодательства о нотариате, нотариусами, которые работают в государственных нотариальных конторах или занимаются частной практикой. При удостоверении сделки нотариус разъясняет сторонам смысл и значение проекта сделки, проверяет, соответствует ли ее содержание действительным намерениям сторон, разъясняет сторонам все правовые нормы, относящиеся к сделке, ее юридическим последствиям. Обзор судебной практики показывает, какие трудности встречаются в практике нотариусов при выполнении своих функций.

 

Так, при оформлении договора купли-продажи квартиры нотариус удостоверил факт заключения договора, а также выяснил у сторон, была ли проведена передача денег. Стороны (продавец и покупатель) подтвердили факт передачи денег. Но впоследствии продавец заявил, что деньги он не получил, и обратился в суд об их взыскании. Суд взыскал с покупателя денежные средства, указав в решении на отсутствие письменных доказательств, свидетельствующих о передаче денег.

Нотариальная форма сделки имеет особое значение: нотариус – уполномоченное должностное лицо – свидетельствует ее законность и соответствие воле сторон. Вместе с тем деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является, по мнению Конституционного суда РФ, особой юридической деятельностью, которая осуществляется от имени государства, чем предопределяется специальный публично-правовой статус нотариусов 10 . Вот почему она (деятельность) не является предпринимательской и на нее не распространяются нормы о предпринимательстве.

 

Профессия нотариуса как лица, официально подтверждающего юридические документы, известна правовым системам всех стран континентальной Европы, но неизвестна странам англо-американской правовой семьи. Так, американский государственный нотариус отличается от нотариуса континентальной Европы тем, что редко имеет даже поверхностное юридическое образование. Он правомочен обычно утверждать клятвенные заявления, удостоверять подписи и т. д. 11

В международном частном праве нередко возникает вопрос: будут ли считаться действительными заверенные не национальными, а иностранными «нотариусами» документы, подлежащие по национальному законодательству нотариальному засвидетельствованию. В Германии требуется выяснить, соответствуют ли действия иностранных официальных лиц целям, достижению которых призвано служить выполнение требований формы, предписываемых немецким законом.

 

Оспаривание нотариально удостоверенной сделки сложнее, чем оспаривание сделки, совершенной в простой письменной форме.

 

Последствия несоблюдения нотариальной формы сделки и требования о ее регистрации установлены ст. 165 ГК. Такие сделки считаются недействительными. Если же одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от него, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать ее действительной. В этом случае не требуется последующего нотариального удостоверения сделки (п.2 ст. 165).

Таковы в общем виде основные положения ГК РФ о нотариальной форме удостоверения сделки и последствиях ее несоблюдения. Более конкретные вопросы возникают в судебной практике, что является предметом самостоятельного научного исследования.

 

1. Сучкова Н. Российский нотариат и некоторые тенденции в гражданском законодательстве // Российская юстиция. 1998. № 8.

2. Российская газета. 1997. 30 июля. Далее – Закон № 122-ФЗ.

3. Российская газета. 1993. 13 марта.

4. Право и экономика. 2002. № 9.

5. См.: Брагинский М. И. Общие положения Гражданского кодекса// Хоз-во и право. 1995. № 1. С.14–15; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С.37; Хаскельберг Б. Л. Ответственность перевозчика за несохранность груза по российскому законодательству// Рос. юрид. журнал. 1998. № 4. С.61 и след.

6. Якушев В. С. Гражданский кодекс Российской Федерации и гражданское законодательство (к 5-летию действия ГК РФ)// Рос. юрид. журнал. 2000. № 3. С.8.

7. Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1997. С. 229.

8. Подробнее о государственной регистрации сделок см.: Семенов М. Государственная регистрация сделок и последствия ее несоблюдения // Право и экономика. 2002. № 6.

9. Феоктистова Т. Нотариус – охранитель юридических интересов // Российская юстиция. 1998. № 5.

10. Вестник Конституционного суда РФ. 1998. № 5; 2000. № 1.

11. Сучкова Н. Российский нотариат и некоторые тенденции в гражданском законодательстве.

Журналы

РУБЕЖ

РУБЕЖ

"RUБЕЖ" - это первый в России отраслевой lifestyle-журнал по теме безопасности. Он адресован, прежде всего, интеграторам, поставщикам оборудования, должностным лицам и сотрудникам специализированных служб.

Безопасность зданий и сооружений

Безопасность зданий и сооружений

Журнал-каталог для руководителей и специлистов градосторительного комплекса, ЖКХ, инвесторов, девелоперов, владельцев крупных имущественных комплексов.

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Отраслевой специализированный журнал "Безопасность объектов ТЭК"

Интервью

"Государство ставит на безопасность в облаке". Интервью с Ольгой Макаровой

"Государство ставит на безопасность в облаке". Интервью с Ольгой Макаровой \\ 11.10.2017

Реализуя участие в программе “Цифровая экономика”, компания с ПАО “Ростелеком” инвестировала в развитие направления информационной безопасности. “Ростелеком” развернул необходимую инфраструктуру и стал первым реально действующим оператором по новой модели MSSP в России. На недавнем “Коде информационной безопасности” в Екатеринбурге мы поговорили с руководителем направления информационной безопасности Ольгой Макаровой.

Актуальная модель нарушителя глазами профи

Актуальная модель нарушителя глазами профи \\ 25.07.2017

В преддверии первого образовательного форума для ИБ-руководителей “Код ИБ ПРОФИ”, который пройдет в Сочи 27-30 июля, мы беседуем с одним из ключевых спикеров, заместителем директора по развитию бизнеса компании Positive Technologies в России Алексеем Качалиным.

вверх