Блоги Юридическая безопасность

Кодификация или консолидация предпринимательского законодательства: что делать?

Юридическая безопасность \\ 15.07.2010 02:00

В. С. Белых , доктор юридических наук, профессор     Прежде чем говорить о систематизации предпринимательского законодательства, необходимо сформулировать и само понятие предпринимательского законодательства и определить его состав.

В. С. Белых , доктор юридических наук, профессор

 

Прежде чем говорить о систематизации предпринимательского законодательства, необходимо сформулировать и само понятие предпринимательского законодательства и определить его состав. Пока что приходиться констатировать отсутствие какой?либо ясности в этом вопросе.

 

Предпринимательское законодательство – сравнительно новая категория. Она вошла в научный оборот и фактически вытеснила понятие «хозяйственное законодательство» благодаря прежде всего появлению нового Гражданского кодекса. Именно ГК РФ сформулировал определение предпринимательской дея­тельности, а также установил правовой режим предпринимательства. Это дало основание некоторым цивилистам говорить о том, что предпринимательское законодательство представляет собой разновидность гражданского законодательства 1 .

 

Представители концепции хозяйственного права (Анохин В. С., Быков А. Г., Лаптев В. В., Мамутов?В. К., Мартемьянов В. В. и др.) рассматривают предпринимательское законодательство в качестве самостоятельной отрасли российского законодательства. По их мнению, предпринимательское законодательство обладает предметным единством – это общественные отношения в сфере предпринимательства. Они предлагают издать предпринимательский (хозяйственный) кодекс.

 

Третья точка зрения базирует на том, что предпринимательское законодательство по своей сути есть комплексная отрасль законодательства, гармонично сочетающая публично-правовые и частноправовые начала. Комплексный характер носит и большинство нормативных правовых актов, входящих в ее состав. Причем отмечается, что предпринимательское законодательство, будучи комплексной отраслью законодательства, обладает и таким свойством, как относительная самостоятельность.

 

Таким образом, несмотря на принципиальное различие, в научных подходах к определению юридической природы предпринимательского законодательства можно обнаружить и ряд общих черт (элементов). Так, в правовой действительности комплексный элемент присутствует в любой отрасли законодательства, в том числе гражданского. Более того, с принятием и введением в действие четвертой части ГК РФ, посвященной регулированию объектов интеллектуальной собственности, объем публично-правовых начал в Кодексе существенно увеличивается.

 

Судя по общей тенденции законодателя, Гражданский кодекс РФ (легким движением руки) может превратиться в прообраз Кодекса предпринимательского. Нет ли здесь злого умысла и кто правит этим балом?

 

В основу формирования предпринимательского законодательства должен быть положен такой критерий, как сфера предпринимательской деятельности. В данной сфере возникают особого рода общественные отношения. Первая группа – отношения между субъектами предпринимательской деятельности. Такие предпринимательские отношения принято именовать в литературе отношениями по горизонтали. Вторую группу представляют отношения между субъектами предпринимательской деятельности и органами государственного и местного управления. Эти связи можно назвать отношениями по вертикали. Их удельный вес в предпринимательском законодательстве значительно меньше, чем отношений по горизонтали 2 . И в последнюю группу входят внутрифирменные (корпоративные) отношения, складывающиеся между подразделениями предприятий (организаций). Добавим, – не только 3 .

 

Критерий «сфера предпринимательской деятельности» позволяет провести разграничение между предпринимательским и хозяйственным законодательством; объект последнего – отношения в области хозяйствования. В юридической литературе нередко ставится знак равенства между рассматриваемыми понятиями 4 . Соответственно объявляются синонимами такие базовые понятия науки, как «хозяйственное право», «предпринимательское право» и даже «коммерческое право» 5 .

 

Далее возникают «темные пятна» на фоне рассуждений о предпринимательском законодательстве. Первый тезис: предпринимательское законодательство образует единую систему. Известно, что разграничение нормотворческой компетенции Федерации и ее субъектов закреплено в ст. 71, 72 Конституции РФ. В силу ст. 71 к ведению Российской Федерации относятся, например, вопросы: установления правовых основ единого рынка; финансового, кредитного, таможенного регулирования; уголовного, уголовно-процессуального законодательства; гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства; правового регулирования интеллектуальной собственности. Вопросы, находящиеся в совместном ведении Федерации и ее субъектов, получили закрепление в ст. 72 Конституции РФ. Субъекты Федерации самостоятельно и в полном объеме осуществляют правовое регулирование по предметам, находящимся в их исключительном ведении (ст. 73 Конституции РФ). Как видно, в Конституции РФ не нашлось места ни предпринимательскому, ни коммерческому законодательству.

 

В Конституции РФ содержатся неопределенные, а порой противоречивые нормы, регулирующие вопросы нормотворческой компетенции. Так, в вопросах правовой регламентации рыночных отношений ст. 71 исходит из того, что гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательства относятся в целом к ведению Федерации. Однако ст. 72 Основного закона к совместному ведению также относит гражданско-правовые вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами. К числу неопределенных норм следует отнести словосочетание «установление правовых основ единого рынка». В буквальном смысле оно (словосочетание) охватывает все правовое регулирование экономики.

 

В Конституции РФ разграничение нормотворческой компетенции между Федерацией и ее субъектами построено в основном по отраслям законодательства. Однако Конституция РФ содержит перечень вопросов, находящихся в ведении Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, которые формируются по другим критериям (например, денежная эмиссия, основы ценовой политики, правовое регулирование интеллектуальной собственности).

 

Нет раздела (подраздела) о предпринимательском законодательстве в Классификаторе правовых актов, утвержденном указом Президента РФ от 15 марта 2000 г. № 511. Новый Классификатор (хотя не использует словосочетание «отрасль законодательства») относит гражданское, гражданско-процессуальное, арбитражно-процессуальное, уголовное, уголовно-процессуальное законодательство к числу отраслей законодательства, сгруппированных именно по этому критерию. Вместе с тем Классификатор содержит перечень правовых актов, входящих в состав отраслей законодательства, которые формируются по другим критериям. Например, классификация отраслей законодательства осуществляется с учетом такого критерия, как отрасль экономики (например, законодательство о промышленности, законодательство о строительстве и т. д.).

 

Поэтому нормативные правовые акты с разной юридической «пропиской» оказались разбросанными по всему Классификатору. Такая ситуация объяснима двумя причинами. Во-первых, названный Классификатор разработан и издан в целях унификации банка данных о правовых актах, а также обеспечения автоматизированного обмена правовой информацией между органами власти федерального, регионального и местного уровней. При его разработке не преследовалась цель формирования состава отраслей российского законодательства. Напротив, разработчики продемонстрировали прикладной характер Классификатора 6 . Во-вторых, c учетом публично-правовых начал многие вопросы предпринимательства оказались в других разделах Классификатора.

 

Отсутствуют разделы о предпринимательском законодательстве и в справочных правовых системах. Так, СПС «Консультант Плюс» включает раздел «Хозяйственная деятельность». Даже при беглом его обзоре видна пестрая картина нормативных актов: от ГК РФ, законов «Об отходах производства и потребления», «О милиции», «О?про­куратуре Российской Федерации» до правил применения, обращения и возврата многооборотных средств упаковки. Чем руководствовались составители популярной СПС? Непонятно. Возможно, остаточным принципом.

Второй тезис: в состав предпринимательского законодательства входят акты, содержащие нормы публичного и частного права. На первый взгляд, данный тезис звучит более чем привлекательно. Однако в практическом плане ­невозможно установить реальные границы предпринимательского законодательства. Резонно возникает вопрос: нормы каких отраслей права подлежат включению в состав законодательства?

 

Здесь наблюдается уникальная возможность вернуться к данному вопросу под историческим углом зрения. В 70 годы двадцатого столетия в связи с разработкой проекта Хозяйственного кодекса СССР в советской юридической литературе была развернута оживленная дискуссия о систематизации хозяйственного законодательства. По мнению одних ученых (А. В. Мицкевич и др.), хозяйственное законодательство включает не только комплексные акты, но и акты административного, гражданского, земельного, трудового, финансового законодательства, если субъектами, на которые распространяются соответствующие нормы, выступают органы руководства хозяйством и хозяйственные организации 7 . Это – теория широкого понимания хозяйственного законодательства.

 

Автор другой точки зрения (О. С. Иоффе) понимал хозяйствен­ное законодательство в более узком смысле и включал в него лишь нормы, регулирующие хозяйственную деятельность социалистических организаций, которая выражается в отношениях между ними, а также с планирующими органами и с гражданами. Правда, такое (узкое) понимание хозяйственного законодательства нельзя принимать без доли условности.

 

Проводя историческую параллель, мы считаем, что современное предпринимательское законодательство представляет собой совокупность комплексных нормативных актов различной юридической силы, регулирующих отношения в сфере предпринимательской деятельности.

Проблема комплексных отраслей права и комплексных отраслей законодательства до сих остается предметом дискуссии 8 . Например, C. C. Алексеев , проводя разграничение между «гражданским хозяйственным правом» и «административным хозяйственным правом», выделяет хозяйственное право как вторичную структуру в системе права. Он считает, что «содержание комплексной отрасли складывается из специальных норм, обладающих предметным и известным юридическим единством. Но каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной отрасли, входит в обеспечиваемый ею юридический режим» 9 .

 

В свою очередь, О. А. Красавчиков, критикуя теорию комплексных отраслей, считает, что Ю. К. Толстой необоснованно употребляет термин «отрасль» к явлению, которое таковым не является. Двузначность термина «отрасль» создает неправильные представления, своего рода иллюзии о том, что, хотя комплексная отрасль и не является основной (самостоятельной), тем не менее все?таки это – отрасль, хотя и комплексная. Вместе с тем отнесение хозяйственного права к числу комплексных отраслей, т. е. отраслей, «сфабрикованных» по чисто субъективным признакам или устремлениям, ликвидирует всякую возможность поиска любого единства на любом уровне взаимодействия норм хозяйственного права. По мнению ученого, этот недостаток концепции комплексных отраслей был подмечен уже в первой половине шестидесятых годов 10 .

 

В вопросе о комплексных отраслях права мы придерживаемся точки зрения, согласно которой система права представляет собой «диалектическое сочетание противоположных и в то же время соотносительных начал, двусторонне единство субъективного и субъективного моментов» 11 . Нормотворческий процесс осуществляется по воле законодателя, однако формирование структуры (системы) права происходит c учетом объективного момента. Соответствующие правовые нормы, согласно своей отраслевой прописке, объективно распределяются «по полочкам», занимая в структуре (сис­теме) права собственное («законное») место.

 

С нашей точки зрения, предпринимательское право представляет собой комплексное образование (лучше, чем комплексная отрасль), в котором гармонично сочетаются (переплетаются) нормы публичного и частного права. Но еще раз повторим, «каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной отрасли…». Применительно к предпринимательскому праву такими (основными) отраслями являются гражданское и административное право. Именно на стыке этих (самостоятельных) отраслей права, по меткому выражению О. А. Красавчикова, «сфабриковано» предпринимательское право в качестве вторичного образования.

 

Поскольку система права является объективной основой для системы законодательства, постольку предпринимательское законодательство базируется, образно говоря, «тяготеет» к предпринимательскому праву. Последнее (право) определяет не только некоторые существенные черты предпринимательского законодательства, но характер работы по систематизации нормативного массива 12 . Хотя при этом система законодательства не является слепком с системы права, не копирует ее.

 

Говоря о комплексном характере предпринимательского законодате-льства, особо отметим, что для комплексного (в отличие от отраслевого) законодательства характерно подавляющее преобладание разноотраслевых нормативных актов, содержащих нормы различных отраслей права. Разработка и издание комплексных актов продиктовано главным образом единством цели регулируемых отношений 13 . Одноотраслевое регулирование не способно (и не рассчитано на это) обеспечить надлежащую регламентацию взаимосвязанных и объединенных единством цели отношений. В?противном случае (если комплексный характер нормативного акта усматривать при наличии хотя бы одной инородной нормы) теряется смысл деления законодательства на отраслевое и комплексное (межотраслевое). Но разве такой вывод соответствует истине?

 

Системность законодательства во многом обеспечивается путем издания кодифицированных актов в различных сферах. Каждая самостоятельная отрасль права стремится иметь свой кодифицированный акт. Существуют разные виды кодифицированных актов (основы, кодексы, уставы, положения). Роль подобного акта выполняет, в частности, Гражданский кодекс. Правда, не всегда наличие кодифицированного акта – показатель самостоятельности той или иной отрасли права (например, Градостроительный кодекс не свидетельствует о существовании градостроительного права). Не бесспорно утверждение о самостоятельности налогового права, бюджетного права в свете кодифицированных актов.

 

Итак, системность и систематизация предпринимательского законодательства. Если признак системности указывает на единство внутренней согласованной системы, то систематизация нормативных актов есть их упорядочивание, приведение в такую систему. В юридической литературе традиционно различают две формы систематизации: кодификацию и инкорпорацию 14 . Инкорпорация – такая форма систематизации, при которой упорядочивание нормативных актов обеспечивается посредством их объединения по определенной системе в единых сборниках или иных изданиях без изменения содержания актов 15 . Примером инкорпорации из советского прошлого являются своды законов СССР и РСФСР. В современных условиях развития общества итогом инкорпорации мог бы стать свод предпринимательского законодательства.

 

В отличие от инкорпорации, кодификация характеризуется изданием сводного, логически стройного, внутренне согласованного нормативного акта, охватывающего с максимальной полнотой данную область общественных отношений 16 . Кодификация осуществляется в рамках особой формы правотворчества и выражается в принятии кодифицированного акта. В этом плане можно привести в пример множество таких актов, которые не обязательно оформлены как кодексы. Роль кодифицированных актов ­успешно выполняют основы законодательства, уставы, положения и др.

 

Что касается кодификации предпринимательского (раньше – хозяйственно) законодательства, то эта работа не принесла ощутимых результатов как в советское, так и в постсоветское время. Разработанные проекты Основ хозяйственного законодательства, Хозяйственного кодекса СССР не нашли поддержки у законодателя, а потому сохранились в качестве своеобразных памятников хозяйственно-правовой мысли.

 

Идея разработки и принятия Предпринимательского (хозяйственного) кодекса не утратила своей актуальности и в современной России. Об указанном противостоянии красноречиво пишет C. C. Алексеев, вспоминая события, связанные с подготовкой и принятием первой части нового Гражданского кодекса России. «В начале 1993 года под эгидой правительственной инстанции в престижном Президент-Отеле состоялась конференция сторонников хозяйственно-правовой концепции, и там усиленно пропагандировалась идея о двух «частных» правовых сферах – одна для отдельных граждан, другая для предприятий (т. е. по сути дела, возрождалась идея «двухсекторного права», которая в 20–30 годах разрабатывалась сторонниками плановой социалистической экономики). Наконец, и в одном из президентских документов оказалась строчка о том, что наряду с Гражданским кодексом надлежит подготовить Предпринимательский кодекс» 17 . На наш взгляд, едва ли справедливо сравнивать названную идею с теорией «двухсекторного права», основателем которой был видный государственный и общественный деятель П. И. Стучка, который различал гражданское и хозяйственно-административное право, регулировавшее различные секторы экономики. Во-вторых, пресловутая строчка в президентском документе: кто ее автор?

 

В настоящее время эта идея была реанимирована Торгово?промышленной палатой РФ в виде разработанной концепции Предпринимательского кодекса РФ. Однако и сама идея, и ее авторы получили в награду мощную критику под ­лозунгом «Фронда не пройдет!».

 

Будучи представителями умеренной научной позиции теории предпринимательского (хозяйственного) права, мы считаем, что издание предпринимательского (равно коммерческого, торгового или хозяйственного) кодекса в России пока нецелесообразно. Дуализм правового регулирования экономики приведет к ­серьезной ­проблеме разграничения сферы действия гражданского и торгового (предпринимательского и др.) права. К такому же выводу можно прийти, анализируя нормы (правила) проектов Хозяйственного (Предпринимательского) кодексов, Основ хозяйственного законодательства, разработанных в свое время учеными?– представителями концепции хозяйственного права России, а также при анализе действующего Хозяйственного кодекса Украины.

 

Вряд стоит впадать в крайности научной эйфории и идеализировать Хозяйственный кодекс Украины. Мы не считаем, что с его принятием проблем правового регулирования предпринимательства стало меньше 18 . И главная из них – разграничение сферы действия ГК и Хозяйственного кодекса Украины. Как говорится, поживем?– увидим.

 

Тем не менее, в обозримом будущем мы допускаем издание Предпринимательского кодекса (или Кодекса Предпринимательства), который призван комплексно регулировать отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности. Указанные отношения неоднородны и состоят из административных, гражданских, финансовых и других общественных связей. В Предпринимательском кодексе должны получить закрепление публично и частноправовые начала регулирования общественных отношений в области предпринимательства. Причем Предпринимательский кодекс не должен повторять модель торговых кодексов Запада. Последние представляют собой кодифицированные акты торгового права как составной части права гражданского.

 

Но прежде чем говорить о целесообразности или нецелесообразности разработки и принятия Предпринимательского кодекса РФ, надо скрупулезно разобраться в том огромном нормативном массиве, который именуется «предпринимательским законодательством». Иными словами, необходимо провести инвентаризацию законодательства в сфере предпринимательской деятельности, в ходе которой следует, с одной стороны, систематизировать нормативные акты, с другой – выявить слабые звенья (например, дублирование, противоречия, отсутствие регуляторов). По масштабам – это очень большая и трудная работа. Она не под силу одному или нескольким разрозненным научным коллективам.

 

На наш взгляд, эта работа должна получить государственный статус в форме указа Президента РФ либо постановления Правительства РФ. Следовало бы образовать, например, в Минюсте РФ специальное подразделение по систематизации предпринимательского законодательства.

 

На уровне Торгово?промышленной палаты РФ надо продолжить исследования в этом направлении. Однако было бы целесообразно преобразовать рабочую группу в экспертный совет профильного комитета ТПП РФ (например, комитета по развитию частного предпринимательства).

 

Среди научных учреждений надо выбрать одно и возложить на него обязанности по координации научно-исследовательских работ в сфере систематизации предпринимательского законодательства. Без необходимой научной проработки проблемы систематизации не обойтись.
Теперь коротко об основных направлениях совершенствования предпринимательского законодательства. Такое совершенствование должно идти по пути издания кодификационных актов, содержащих предписания комплексного характера. Причем такие акты надо разрабатывать на уровне подотраслей права и правовых институтов. В качестве примера можно привести Банковский кодекс 19 , Страховой кодекс, Кодекс о банкротстве, Инвестиционный кодекс, издание которых предполагается в обозримом будущем. В отличие от традиционных кодексов они охватывают не отрасли права, а подотрасли (правовые институты), регулирующие какую?либо сферу предпринимательской деятельности. Это во-первых.

 

Правда, здесь таится опасность «утонуть» в кодификации, размыть привычные грани слова «кодекс». Поэтому от разработчиков, а в конечном итоге и законодателя, требуется скрупулезная (даже филигранная) нормотворческая работа. В противном случае можно действительно прийти к необходимости издания банно-прачечного кодекса (или трамвайно-троллейбусного кодекса, трубопроводного кодекса).

 

Имеется и другая проблема: разграничение кодификации и консолидации предпринимательского законодательства. В литературе практически нет упоминаний о консолидации законодательства. Вместе с тем она (консолидация) встречается на страницах иностранной литературы.

 

Так, И. Ю. Богдановская – специалист в области сравнительного правоведения – пишет, что консолидация есть процесс соединения законодательных положений по единому вопросу в единый акт20. Примером консолидированного акта служит Закон о купле-продаже 1979 г. (Sale of Goods Act 1979), Закон о компаниях 1984 г. (Companies Act 1984) и др.

 

Предпринятая в Великобритании работа по кодификации договорного права не имела успеха. Серьезным препятствием на пути этой работы являлась специфика английской правовой системы, заключающаяся в существовании огромного количества судебных прецедентов 21 . На этом фоне родился прекрасный лозунг: «консолидация против кодификации».

 

В отечественной литературе существует аналогичный взгляд о природе консолидации. Вот что пишет С. А. Комаров по этому вопросу: «Для быстрейшего упорядочивания и сокращения объема действующего законодательства проводится его консолидация, т. е. объединение множества законодательных актов в единый укрупненный акт. Данный вид систематизации законодательства не имеет самостоятельного значения, поскольку является этапом в переходе от инкорпорации к кодификации» 22 . Мы согласны с этим положением и также считаем, что консолидация есть чисто формальная работа, глубоко отличная от кодификации в ее классическом понимании, которая затрагивает существо права.

 

В настоящее время по модели консолидированного акта приняты федеральные законы «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г., «О?защите конкуренции» 2006 г. Следует продолжить разработку и принятие федеральных законов консолидирующего вида систематизации.
Во-вторых, предпринимательское законодательство должно развиваться по схеме: кодифицированный (отраслевой или комплексный) акт – специальный закон. Например, основные положения о субъектах предпринимательской деятельности содержатся в ГК РФ, а особенности – в законах «Об акционерных обществах», «О финансово?промышленных группах», «О?про­изводственных кооперативах» и т. д. В этой связи мы предлагаем разработать консолидированный закон об предпринимательских объединениях, в котором можно поместить правила общего порядка и нормы об отдельных видах объединений (холдингах, ФПГ и др.).

 

В-третьих – развитие законодательства о государственном регулировании отдельных видов предпринимательской деятельности. Прежде всего надо принять закон «Об основах управления экономикой ­России» либо закон «О государственном регулировании предпринимательской и иной экономической деятельности», которые (при отсутствии Предпринимательского кодекса РФ) должны стать базисными нормативными актами, комплексно регулирующими отношения в сфере хозяйствования и предпринимательства. На их основе следует формировать и развивать законодательство, посвященное государственному регулированию отношений в сфере предпринимательской деятельности.

 

В частности, нужен закон об управлении федеральной государственной собственностью. Аналогичные законы нужны и на региональном уровне. В целях дальнейшего совершенствования законодательства надо подготовить и принять общий консолидирующий закон о ценах и ценообразовании 23 . (Пример: в 1974 и 1975 г. был принят английский закон о ценах – Prices Acts. В законе необходимо предусмотреть пределы государственного (публичного) вмешательства в частные отношения ценообразования. Важно также оговорить специфику реально складывающихся взаимоотношений между РФ и ее субъектами.

 

В-четвертых – совершенствование законодательства об отдельных видах предпринимательских договоров. Прежде всего надо отметить, что в ГК РФ нет определения понятия предпринимательского договора, хотя некоторые критерии используются в действующем Кодексе. Законодатель оговаривает необходимость участия коммерческих организаций во всех публичных договорах (ст. 426), а также в договорах финансирования под уступку денежного требования (ст. 825), доверительного управления имуществом (ст. 1015) и коммерческой концессии (ст. 1027). В договорах поставки (ст. 506), поставки товаров для государственных нужд (ст. 525), контрактации (ст. 535), хранения на товарном складе (ст. 907) в качестве стороны обязательства называются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Здесь законодатель очерчивает более широкий круг потенциальных контрагентов.

 

Необходимо продолжить совершенствование законодательства об отдельных видах предпринимательских договоров по схеме: кодифицированный акт – специальный закон. В качестве примера можно сослаться на федеральные законы «О?поставках продукции для федеральных государственных нужд», «О лизинге» и др.

 

Итак, что делать? В любом случае надо работать, причем очень много. Нужны реальные результаты этой работы, а не голые декларации и призывы!

 

1 Проф. В. Ф. Попондопуло, яркий представитель науки коммерческого права, считает, что коммерческое (читай – предпринимательское) законодательство есть совокупность комплексных нормативных правовых актов, содержащих нормы разных отраслей права (частного и публичного), регулирующих предпринимательскую деятельность (см.: Попондопуло В. Ф. Коммерческое (предпринимательское) право России: Учебник. 2?е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. С. 60–61).

2 Лаптев В. В. Введение в предпринимательское право. М., 1994. С.18–19.

3 Более подробно о корпоративных отношениях см.: Белых В. С. О корпорации, корпоративных отношениях и корпоративном праве?//?Бизнес, менеджмент и право. 2006. № 2. С. 54–60.

4 По мнению В. В. Лаптева, такое терминологическое различие между хозяйственным и предпринимательским законодательством не имеет принципиального значения, поскольку предпринимательское право – это хозяйственное право рыночной экономики (см.: Лаптев В. В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. М.: Юристъ, 1997. С.30).

5 См.: Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник?/?Под ред. В. В. Лаптева, С. С. Занковского. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 8 (автор главы?1?– В. В. Лаптев).

6 В постановлении Конституционного Суда РФ от 4 марта 1997 г. «О проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1999?г. «О рекламе» (ст. 3) отмечается, что использование общеправового классификатора отраслей законодательства в качестве инструмента определения критериев отнесения правовых вопросов к той или иной отрасли законодательства является недопустимым?//?Собрание законодательства РФ. 1997. № 11. Ст.1372.

7 См.: Теоретические проблемы хозяйственного права?/?Под ред. В. В. Лаптева. М.: Наука, 1975. С. 34–35.

8 См.: Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М., 1961. С. 93–101.

9 Алексеев С. C. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975. C.?185, 193.

10 Хозяйственное право?/?Отв. ред. В. П. Грибанов, О. А. Красавчиков. М.: Юрид. лит, 1977. C.?21.

11 См.: Райхер В. К. О системе права?//?Правоведение. 1975. № 3. С. 70.

12 О взаимоотношениях системы права и системы законодательства см.: Алексеев С. С. Общая теория социалистического права (курс лекций): Учебное пособие. Вып. 1. Свердловск, 1963. С. 234–235.

13 Собчак А. А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Л., 1981. С. 22–23.

14 См.: Вопросы кодификации советского права. Вып. 1. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1957. С3–10, 30–47 и др.; Алексеев С. С. Общая теория социалистического права (курс лекций): Учебное пособие. Вып. 1. С. 132–153; Иоффе О. С. Система права и хозяйственное законодательство?//?Вопросы совершенствования хозяйственного законодательства: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 68. Свердловск: УрГУ, 1978. С. 5–17.

15 Алексеев С. С. Общая теория социалистического права (курс лекций): Учебное пособие. Вып. 1. С. 140.

16 Там же. С. 144.

17 Алексеев С. C. Уроки. Тяжкий путь России к праву. М.: Юристъ, 1997. C.?130.

18 Это признает и главный идеолог Хозяйственного кодекса Украины академик В. К. Мамутов (см.: Мамутов В. К. Развитие хозяйственного законодательства и хозяйственно-правовой мысли в суверенной Украине: Науч. доклад?/?Ин-т экономико-правовых исследований НАН Украины. Донецк, 2004. С.28–35).

19 23 октября 2000 г. на обсуждение координационного совета по сотрудничеству администрации области с местными кредитными организациями был вынесен проект концепции Банковского кодекса, разработанный специалистами Аппарата Совета Федерации и привлеченными специалистами банковского дела. Концепцией предлагается сосредоточить в Кодексе все правила создания кредитных организаций и их деятельности, взаимоотношений с государством, положения о специальных банковских институтах?– Центральном банке России, органах надзора.

20 Богдановская И. Ю. Закон в английском праве. М.: Наука, 1987. С. 87.

21 См.: Белых В. С. Качество товаров в английском договоре купли-продажи. М.: Изд-во стандартов, 1991. С. 13.

22 Комаров С. А. Общая теория государства и права: Учебник. 3?е изд., переработ. и дополн. М.: Юрайт, 1997. С. 252.

23 См.: Белых В. С., Виниченко С. И. Правовое регулирование цен и ценообразования в Российской Федерации: Учебно-практическое пособие. М.: Норма, 2002. С.52–53.

Журналы

РУБЕЖ

РУБЕЖ

"RUБЕЖ" - это первый в России отраслевой lifestyle-журнал по теме безопасности. Он адресован, прежде всего, интеграторам, поставщикам оборудования, должностным лицам и сотрудникам специализированных служб.

Безопасность зданий и сооружений

Безопасность зданий и сооружений

Журнал-каталог для руководителей и специлистов градосторительного комплекса, ЖКХ, инвесторов, девелоперов, владельцев крупных имущественных комплексов.

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Отраслевой специализированный журнал "Безопасность объектов ТЭК"

Интервью

Алексей Майоров (Правительство Москвы) ТБ Форум - одна из главной площадок страны, где специалисты могут обменяться мнениями и опытом

Алексей Майоров (Правительство Москвы) ТБ Форум - одна из главной площадок страны, где специалисты могут обменяться мнениями и опытом \\ 03.02.2016

9 февраля 2016 года в рамках ТБ Форума при поддержке Комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности, Комиссии Мосгордумы по безопасности и Правительства Москвы пройдет конференция "Безопасный город: нормативно-правовые и технологические аспекты". В преддверии этого мероприятия на вопросы ТБ Форума ответил модератор конференции Алексей Майоров, руководитель Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции города Москвы.

Выставка MIPS/Securika 2016: переезд в Экспоцентр, новые даты проведения, ребрендинг – все перемены к лучшему!

Выставка MIPS/Securika 2016: переезд в Экспоцентр, новые даты проведения, ребрендинг – все перемены к лучшему! \\ 21.01.2016

С 14 по 17 марта 2016 года в ЦВК «Экспоцентр» на Красной Пресне состоится ежегодное знаковое событие в сфере безопасности – 22-я международная выставка MIPS/Securika. О переменах, произошедших на выставке за последние 2 года, мы поговорим с директором MIPS/Securika Натальей Виноградовой.

Интервью с Сергеем Гордеевым,региональным менеджером по продажам компании HID Global (Россия и СНГ)

Интервью с Сергеем Гордеевым,региональным менеджером по продажам компании HID Global (Россия и СНГ) \\ 08.06.2015

Мы поговорили с Сергеем Гордеевым о рынке систем контроля доступа, новых тенденциях и планах развития HID Global.

вверх