Блоги Экономическая безопасность

Механизм российского экономического правосудия и современные жизненные реалии

Экономическая безопасность \\ 15.07.2010 02:00

М. И. Клеандров , судья Конституционного суда РФ, член-корреспондент РАН Можно уверенно считать, что организационно-правовой механизм правосудия – любого вида – трехсегментный и состоит из судоустройственной части, судопроизводственной части и сегмента, олицетворяющего статус лиц, это правосудие непосредственно осуществляющих, при этом все три сегмента неразрывно друг друга связывают, органически взаимодействуют и друг без друга попросту существовать не могут, становясь в таком случае абстракцией.

М. И. Клеандров , судья Конституционного суда РФ, член-корреспондент РАН

Можно уверенно считать, что организационно-правовой механизм правосудия – любого вида – трехсегментный и состоит из судоустройственной части, судопроизводственной части и сегмента, олицетворяющего статус лиц, это правосудие непосредственно осуществляющих, при этом все три сегмента неразрывно друг друга связывают, органически взаимодействуют и друг без друга попросту существовать не могут, становясь в таком случае абстракцией. В таком ключе можно говорить о конституционном правосудии, об уголовном правосудии и т. д., а также – далеко не в последнюю очередь – об экономическом правосудии.

Таким образом, организационно-правовой механизм современного экономического правосудия, будучи также трехсегментным, состоит из: а) судоустройственной части, в данном случае представленной российскими арбитражными судами, той частью третейских судов, которые разрешают экономические споры, и теми международными судами – межгосударственными (публичного права) и международными коммерческими (частного права), которые в рамках своей компетенции разрешают экономические споры с весьма разнообразным кругом их участников; б) судопроизводственной части, в данном случае представленной как арбитражным процессом, так и совокупностями процессуально-процедурных норм, обеспечивающих урегулирование экономических споров во внесудебном порядке и на досудебных стадиях; в) определяющего статус лиц, непосредственно экономическое правосудие в России и/или для российских хозяйствующих субъектов осуществляющих – в данном случае представленный российскими судьями арбитражных судов всех уровней звенности системы (а отсюда – арбитражными судьями всех арбитражно-судебных инстанций), арбитражными заседателями, а также судьями тех третейских и международных судов, которые обозначены выше, под литерой б).

С позиции изложенной выше в качестве принципиального авторского подхода трехсегментной структуры организационно-правового механизма экономического правосудия исключительно важным представляется задать проблемный вопрос (и по мере сил ответить на него) в следующем виде: является ли исторически образовавшийся, ныне действующий механизм наиболее оптимальным для защиты прав и законных интересов участников хозяйственных отношений – сегодняшних и максимально вероятностных будущих – во всем широчайшем спектре возникающих потребностей в таковой защите? Достаточно ли он надежен и в должной степени эффективен, и не оставляет ли в каких-либо случаях (системной совокупности случаев) нуждающегося в экономической защите слабозащищенным или вообще беззащитным, и прежде всего – на «стыках» с соответствующими организационно-правовыми механизмами иных видов правосудия?

По мнению автора, традиционно «проблемными» – с точки зрения надежности и эффективности действующего российского организационно-правового механизма экономического правосудия – являются следующие категории и группы дел, попадающих в орбиту российских арбитражных судов и там разрешаемых: 1) дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с нестандартным составом их участников: между Российской Федерацией и ее субъектами; между субъектами РФ; с участием РФ, ее субъектов, муниципальных органов образований, государственных органов, органов местного самоуправления, других публичных органов, с одной стороны, и образованиями, не имеющими статуса юридических лиц, и/или гражданами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя, с другой; 2) дела по экономическим спорам и иные дела с участием образований, не являющихся юридическими лицами, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, в случаях, установленных АПК РФ и другими федеральными законами; 3) дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность; дела по третейскому судопроизводству: 1) об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности; 2) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности; дела о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан; дела специальной подведомственности: 1) по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций; 2) по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; 3) о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (и отнюдь не факт, что не должно быть арбитражных дел о возмещении морального вреда); дела по страхованию и, особенно, перестрахованию рисков; дела, связанные с интернет-технологиями, и некоторые другие.

Неправильным было бы сказать, что арбитражно-судебная практика с иными, помимо перечисленных категорий и групп экономических споров, делами справляется автоматически, не испытывая особых затруднений. Отнюдь. Но именно перечисленные группы и категории дел являются, по мнению автора, на сегодня более других проблемными для арбитражных судов. У других ученых и практиков, что вполне вероятно, могут быть и иные на сей счет мнения.

Правда, это если говорить об общероссийской арбитражно-судебной практике. Региональный разрез, обусловленный природно-географическими и иными факторами, выявит другие закономерности: для арбитражных судов Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, например, «проблемными» являются «нефтегазовые» дела, и то не все группы; для арбитражных судов Кемеровской и Ростовской областей и Республики Хакасия, в частности, «проблемными» являются «угольные» дела; для арбитражных судов, например, Приморского края и Сахалинской области «проблемными» являются дела «рыбные»; а для арбитражного суда Калининградской области наверняка «проблемными» являются дела, вытекающие из анклавности области – таможенные и транспортные.

Тем не менее все проблемные – для нынешнего организационно-правового механизма экономического правосудия – дела и споры, общефедеральные и региональные, имеют – в своей проблемности – общие «корни» проблем и, соответственно, способы полного разрешения либо, в худшем случае, минимизации последствий этих проблем. Одним из таких «корней», многое объясняющим и наиболее «цепким», является генетическая связь арбитражных судов с государственными и ведомственными арбитражами – с точки зрения компетенционности органов, призванных разрешать споры, с процессуальной точки зрения и с позиции статуса лиц, непосредственно разрешающих споры (и рассматривающих иные дела).

В юридической науке в настоящее время главенствует наиболее распространенный и общепринятый подход к видовому делению юридического процесса на непосредственно судебный процесс и внесудебные правовые процедуры. Соответственно, можно сказать, что арбитражный процесс в России есть урегулированный нормами права вид юридической деятельности в форме системно осуществляемых арбитражным судом и другими участниками судопроизводства действий по осуществлению экономического правосудия. Из этого определения следует, что: нормы права, непосредственно регламентирующие арбитражный процесс, это не только нормы, содержащиеся в АПК РФ – например, практически все разбирательство в арбитражных судах дел о несостоятельности (банкротстве) регулируется как раз не АПК РФ, а соответствующими федеральными законами о несостоятельности (банкротстве); вообще же число источников арбитражного процессуального права, как известно, весьма велико. Вне- и досудебные процедуры урегулирования экономических споров, в понятие «арбитражный процесс», таким образом, не «попадающих», также регулируются немалым числом нормативных актов, базируются на обширной, но не систематизированной и не обобщенной, и не только арбитражно-судебной практике. Не менее внушительна нормативная база и для судоустройственного сегмента механизма экономического правосудия, и для сегмента, определяющего статус лиц, непосредственно это правосудие осуществляющих. Вся в совокупности нормативная база – для всех трех сегментов – по идее предназначена разрешить экономический спор (решить иное дело) любого вида и разновидности. Поскольку арбитражные суды России – прямые, «генетические» «наследники» государственных и ведомственных арбитражей, неудивительно, что они и сегодня максимально предрасположены разрешать экономические споры, вытекающие из гражданских правоотношений (да этих дел еще в 1992 г., совсем недавно, в практике арбитражных судов страны было 98 %, лишь сейчас их число сократилось до половины).

Такой спор, в линейном развороте, и в прошлом, при гос(вед)арбитражах, развивался поэтапно, рассматривался и разрешался, и сейчас, при арбитражных судах, делает это по существу следующим образом.

Этап I. Возникновение предпосылок для экономического спора. В подавляющем большинстве случаев нарушение прав и/или законных интересов одной из сторон (потерпевшей в данной категории спора, обычно она – истец по делу) возникает в случае нарушения второй стороной договорного обязательства или посредством причинения вреда – в деликтных обязательствах. Все это можно охарактеризовать как совершение хозяйственного (либо экономического, но это понятие шире) правонарушения. В юридической науке понятие (категория) хозяйственного правонарушения (крайняя степень общественной опасности которого – хозяйственное преступление), к сожалению, разработано слабо. Как бы то ни было – хозяйственное (экономическое) правонарушение есть начало, первый этап спора, который впоследствии может быть (но не обязательно) принят к рассмотрению и разрешен арбитражным судом.

Этап II. Здесь потерпевшая сторона собирает документы, фиксирующие факт совершения стороной-нарушителем хозяйственного правонарушения. В зависимости от вида, группы, категории и т. п. хозяйственного правонарушения потерпевшей стороной создаются (формируются) различные документы, разные их пакеты. На этапе II создается доказательственная база, могущая обеспечить хозяйствующему субъекту-потерпевшему успех в споре на следующих этапах. Неправильное же, непрофессиональное формирование доказательственной базы, наоборот, влечет уверенное поражение в арбитражном споре.

Этап III. На этом этапе экономический спор имущественного типа может развиваться в трех вариантах, при этом он может здесь же и завершиться, а может перейти и в IV этап.

Вариант а), условно именуемый как оперативный способ урегулирования спора, состоит из весьма большого, несистематизированного числа подвариантов, например, осуществляемый: путем частичного или полного отказа от оплаты счета; путем безакцептного списания средств в качестве способа компенсации ущерба; в форме взыскания сумм в бесспорном порядке (п. 2 ст. 854 ГК РФ) и т. д. Применение такого способа (любого из подвариантов) – это по существу закрепленный ст. 12 ГК РФ способ защиты гражданских прав, именуемый самозащитой. Его использование может быть основано как на законе, ином нормативном акте, так и предусмотрено договором между сторонами спора. В тех же случаях, когда воспользоваться возможностью оперативного способа не удалось, например, из-за отсутствия денежных средств на счете плательщика, обычно приходится обращаться в арбитражный суд. К оперативному способу урегулирования экономического спора можно отнести и принимаемые спорящими сторонами непосредственно либо с помощью посредника меры по примирению. В принципе примирительные процедуры отражены в действующем АПК РФ.

Вариант б), именуемый способом защиты прав путем обращения в нотариат, основан на действующем федеральном законодательстве о нотариате. Путем обращения в нотариат взыскиваются, в частности: задолженность по нотариально удостоверенным договорам о залоге, срок исполнения обязательств по которым истек (введено постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1993 г. № 1354); штрафы за несвоевременный возврат мешочной тары; задолженность, вытекающая из перевозок грузов и сумм, причитающихся по диспаше, не оспоренной в течение установленного срока, и прежде всего – задолженность по основаниям, вытекающим из расчетных и кредитных отношений, и задолженность по нотариально установленным сделкам, связанным с получением денег или осуществлением возврата или передачи имущества.

Вариант в), именуемый претензионным, был очень широко распространен до 1 июля 1995 г. Сегодня же п. 5 ст. 4 АПК РФ гласит: «Если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования, либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка». Федеральных законов, которыми установлен обязательный претензионный порядок урегулирования споров, сегодня немало. Это: Кодекс торгового мореплавания РФ, Устав автомобильного транспорта РСФСР, Устав внутреннего водного транспорта РСФСР, Транспортный устав железных дорог РФ, Воздушный кодекс РФ, федеральные законы «О связи», «О почтовой связи», «О федеральном железнодорожном транспорте».

Нужно учесть также, что когда в 1973 г. принималось Общее положение о порядке и сроках предъявления и рассмотрения претензий, в претензионном порядке хозяйственных споров урегулировалось в 6–7 раз больше, чем в арбитражном. Это значит, что претензионный порядок урегулирования споров был в 6–7 раз эффективнее арбитражно-искового. С тех пор положение сильно изменилось, сами споры стали иными. Но все же почти полная (за малым исключением) ликвидация претензионной стадии урегулирования экономических споров имущественного характера в качестве обязательной досудебной представляется неверной мерой. Обычно в качестве основного довода, оправдывающего такой шаг (на территории бывшего СССР он первым был сделан хозяйственно-процессуальным законодательством Республики Беларусь), указывают на то, что, получив претензию, предприятие-нарушитель успеет спрятать свои деньги и последующее решение суда в части взыскания с него присужденной суммы окажется невыполненным. Но вряд ли этот довод серьезен, даже сегодня подобное поведение нарушителя – редкое исключение: ведь «спрятав» деньги, он не сможет в дальнейшем функционировать; подобный шаг свойственен мошенникам, но их мало, и бороться с ними подобными способами расточительно. Надежды же на то, что будет широко распространена практика включения в заключаемые договоры обязательства сторон при неисполнении или ненадлежащем исполнении договора до обращения в арбитражный суд пройти в качестве обязательной досудебной стадию претензионного урегулирования спора, пока не оправдываются. Особых предпосылок к тому, что ситуация в будущем сама собой переломится, также нет.

Есть и еще один минус. В настоящее время отсутствует норма, предоставляющая кредитору право списывать в бесспорном порядке признанную должником по претензии сумму (Положением о претензиях 1973 г. такая возможность предусматривалась), даже когда претензионный (досудебный) порядок урегулирования споров определенной категории установлен законом или предусмотрен договором. И если условие о бесспорном списании признанной суммы отсутствует в договоре и в ответе на претензию, а должник признанную сумму не перечислил, кредитор вынужден обращаться в арбитражный суд, хотя спора-то здесь нет, должник ведь согласился с требованиями кредитора. Упрощенный режим рассмотрения таких дел, введенный АПК РФ 2002 г., – шаг в нужном направлении, но не радикальный. К претензионному порядку урегулирования экономического спора, правда, нет радиционного – имущественного – типа, а налогового, можно, с определенной долей условности, отнести Регламент рассмотрения налоговых споров в досудебном порядке, утвержденный приказом Министерства РФ по налогам и сборам от 17 августа 2001 г. № БГ-3-14/290.

Все три варианта этапа III развития экономического спора могут завершиться успехом, и на этом спор будет завершен. Но могут, и это часто бывает, оказаться безрезультатными, и тогда у потерпевшей стороны возникает выбор: либо простить нарушителю долг (это – право потерпевшего), либо обратиться в арбитражный суд, т. е. перевести развитие спора в этап IV.

Этап IV – этап разрешения экономического спора арбитражным судом. В принципе, на IV этапе разрешаются экономические споры и третейским судом. Вынесенный на IV этапе арбитражным или третейским судом судебный акт исполняется на V этапе.

V этап – этап исполнительного производства. Статья 7 Конституционного федерального закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» гласит: «Вступившие в законную силу судебные акты – решения, определения, постановления арбитражных судов обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации». Принудительно же судебные акты арбитражных судов исполняют специально законом на то уполномоченные органы и должностные лица, прежде всего, службы судебных приставов на основе Федеральных законов от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах».

Такова – в линейном развороте – схема развития экономического спора имущественного типа. Спора среднестатистического, обыденного. А если спор носит не имущественный характер, например, о несостоятельности (банкротстве) хозяйствующего субъекта, то и этапы его развития будут иными. Также в иной последовательности будет развиваться производство по делу об установлении фактов, имеющих юридическое значение, о защите чести, достоинства и деловой репутации хозяйствующего субъекта, об охране интеллектуальной собственности, о защите исключительных авторских и смежных прав, споров о праве, основанном на совершенном нотариальном действии, и проч. В иной последовательности развиваются и корпоративные конфликты, под которыми в литературе понимаются разногласия и споры, возникающие между акционерами общества, акционерами и менеджментом общества, инвестором (потенциальным акционером) и обществом 1 . Корпоративный конфликт нередко заканчивается досрочным прекращением полномочий действующих органов управления, существенными изменениями в составе акционеров и т. п. Вообще же исковые требования, передаваемые на разрешение арбитражным судам, имеют иногда причудливую природу. Например, в августе 1996 г. в арбитражный суд Тюменской области обратилась одна из структур администрации Тюменской области с иском о признании недействительным собственного приказа, изданного в декабре 1994 г. Реалии жизни значительно шире любых теоретических конструкций.

Вместе с тем эти же реалии жизни, должным образом обобщенные и проанализированные, позволяют назвать и некоторые новые способы нарушения прав и/или законных интересов хозяйствующих субъектов, к защите которых ныне действующий организационно-правовой механизм российского экономического правосудия либо приспосабливаться может лишь в малой мере, либо не готов проявить свою роль вообще. Речь – в первом варианте, идет: о фиктивных банкротствах, манипуляциях с реестром акционеров, незаконных скупках акций руководителями предприятий (прямо или через подставных лиц) с последующей их перепродажей третьим лицам, превышении полномочий судебными приставами и других «серых» технологиях захвата, передела, перераспределения и т. п. собственности, и это, в немалой степени, возможно из-за несовершенства (наличия «лазеек») действующего законодательства 2 .

Во втором же варианте речь идет о случаях прямого использования ресурса правоохранительных и судебных органов, когда, например, в рамках производства по уголовному делу (а то и на стадии дознания, даже – подчас – в рамках оперативной проверки поступившего сигнала – пример в г. Самаре 3 : при проведении обыска в помещении предприятия изымаются, без должной «раскассировки» и детального протоколирования, материалы, документы, компьютеры с содержащейся в них, в том числе на жестких дисках, информацией, векселя и т. д., куда входят даже письменные и вещественные доказательства по арбитражному делу, судьбоносному для данного предприятия, те доказательства, которые арбитражный суд обязал предприятие представить в заседание к определенной – ближайшей дате и которые предприятие теперь уже не может представить – со всеми вытекающими последствиями. Подобные коллизии, вне зависимости от преднамеренности действий сотрудников правоохранительных и/или судебных органов или случайного совпадения, явно обусловлены несостыковкой механизмов экономического и уголовного правосудия. Многочисленные примеры, даже приводимые в СМИ, позволяют говорить о сложившейся и набирающей обороты целой индустрии захвата собственности с использованием общесудебных и арбитражно-судебных технологий 4 .

Ситуация же, когда суды общей юрисдикции, в том числе мировые судьи, занимаются осуществлением именно экономического правосудия, что не входит в их компетенцию и не важно, делают они это случайно, по незнанию, или преднамеренно, объяснимы несостыковкой механизмов экономического и общегражданского правосудия. Эти и иные ситуации несостыковок механизмов правосудия разного вида в принципе невозможно «развести» простым уточнением процессуальной составляющей механизмов, тем более – уточнением судебной практики в форме совместных постановлений Пленумов Высшего арбитражного и Верховного судов РФ. Нужен принципиальный «развод» по всем трем составляющим данных механизмов.

Но для начала достаточно осознать наличие острой проблемы несостыковок организационно-правовых механизмов экономического и иных видов правосудия сегодня и неготовность механизма именно экономического правосудия в целом, и у его отдельных звеньев в особенности, быстро и эффективно обеспечить защиту нарушенных прав хозяйствующих субъектов – в описанных выше и ряде иных ситуаций. Предоставление в 2002 г. арбитражным судам права предельно оперативно, даже без получения искового заявления, своим определением обеспечивать будущий иск – шаг в верном направлении, но в силу разных причин эти возможности арбитражные суды используют исключительно редко, и уж, конечно, не в случаях, связанных с заведомо неправомерной деятельностью правоохранительных и судебных органов.

1. Корпоративные конфликты. Причины их возникновения и способы преодоления. – М.: Едиториал УРСС, 2002, с. 11

2. Известия, 2004, 12 мая; Независимая газета, 2004, 20 мая.

3. Российская газета, 2004, 12 мая.

4. Российская газета, 2004, 24 мая.

Журналы

РУБЕЖ

РУБЕЖ

"RUБЕЖ" - это первый в России отраслевой lifestyle-журнал по теме безопасности. Он адресован, прежде всего, интеграторам, поставщикам оборудования, должностным лицам и сотрудникам специализированных служб.

Безопасность зданий и сооружений

Безопасность зданий и сооружений

Журнал-каталог для руководителей и специлистов градосторительного комплекса, ЖКХ, инвесторов, девелоперов, владельцев крупных имущественных комплексов.

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Безопасность объектов топливно-энергетического комплекса

Отраслевой специализированный журнал "Безопасность объектов ТЭК"

Интервью

Интервью с региональным менеджером по продажам "HID Global" в России и СНГ Сергеем Гордеевым.

Интервью с региональным менеджером по продажам "HID Global" в России и СНГ Сергеем Гордеевым. \\ 05.04.2017

Многочисленные исследования показывают, что существуют опасения относительно безопасности мобильных устройств, чему противопоставлен растущий спрос на подобные решения.

Участник форума СИИС-2017 – Западно-Сибирское Метеоагентство: «Мы открыты к обсуждению любых проектов и сотрудничеству там, где наш опыт будет полезен»

Участник форума СИИС-2017 – Западно-Сибирское Метеоагентство: «Мы открыты к обсуждению любых проектов и сотрудничеству там, где наш опыт будет полезен» \\ 30.03.2017

Западно-Сибирское Метеоагентство – это некоммерческая организация, которая внедряет современные технологии в области экологии, мониторинга окружающей среды, коммуникации, менеджмента и маркетинга для развития различных видов гидрометеорологической деятельности на территории Западной Сибири

вверх